http://barton.ru/
Обучение навыкам организации и участия в закупках (тендерах). Очное, корпоративное в Краснодаре, Сочи, Краснодарском крае и Республике Крым, дистанционное по всей стране. Сопровождение в закупках по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Выдача электронной подписи. Аккредитация на электронных торговых площадках.
8 (861) 292 77 04

8 (978) 071 69 85

tender@barton.ru

Обучение Заказчиков

по 44-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

по 223-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Обучение Поставщиков

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Дистанционное обучение

по 44-ФЗ

по 223-ФЗ


Услуги

Защита прав законных владельцев при наложении ареста на имущество



ЗАЩИТА ПРАВ ЗАКОННЫХ ВЛАДЕЛЬЦЕВ ПРИ НАЛОЖЕНИИ
АРЕСТА НА ИМУЩЕСТВО
Н.В. ОСТРОУМОВ
Остроумов Николай Владимирович, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского (Национального исследовательского университета).
Настоящая статья дает представление о действующем российском законодательстве, теории и судебной практике защиты прав законных владельцев при применении обеспечительных мер судебным приставом-исполнителем в отношении их имущества. Приводится соотношение таких понятий, как «освобождение имущества от ареста» и «освобождение имущества от наложения ареста», «освобождение имущества от ареста» и «исключение имущества из описи». Рассматриваются способы защиты законных владельцев при наложении ареста на имущество. Основное внимание уделяется проблеме определения правовой природы иска об освобождении имущества от ареста или исключения его из описи. Исходя из исследования научных подходов к этой проблеме и сложившейся арбитражной практики, автор выделяет отличительные признаки, характеризующие специальный способ защиты законных прав владельцев при наложении ареста на имущество. Отмечены недостатки действующего законодательства, отсутствие единства взглядов теоретиков и довольно противоречивая арбитражная практика.
Ключевые слова: должник, законный владелец, право владения имуществом, наложение ареста на имущество, способы защиты законных прав.
Protection of rights of rightful owners in case of arrest of property
N.V. Ostroumov
Ostroumov N.V., PhD in law, Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod (National Research University).
This article is devoted to the analysis of the current Russian legislation, the theory and practice of judicial protection of the rights of legal owners when applying of security measures by the bailiff — performer in respect of their property. The article presents the ratio of concepts such as «exemption of property from impose arrest» and «exemption of property from arrest», «exemption of property from arrest» and «exclusion of property from property inventory». The author considers the ways to protect the legitimate owners when imposition of impose arrest of property. The main attention is paid to the problem of defining the legal nature of the lawsuit about the exemption of property from arrest or its exclusion of property from property inventory. On the basis of study of scientific approaches to this problem, the existing arbitration practice, the author singles the distinctive features that characterize a special way to protection of legitimate rights when imposition of impose arrest of property. The article listed the shortcomings of the current legislation, the lack of unity of views theorists and rather conflicting arbitration practice.
Key words: debtor, legitimate owners, right of ownership of property, imposition of impose arrest of property, ways to protect the legitimate rights.
В настоящее время в процессе исполнительного производства возникают случаи наложения судебным приставом-исполнителем ареста на имущество, не принадлежащее должнику. Анализ судебной практики относительно рассмотрения исков об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) свидетельствует об отсутствии единства взглядов ученых и правоприменителей по различным аспектам обозначенной темы. В связи с этим попытаемся прежде всего определиться с терминологией в части предмета названного иска.
Законодатель в ч. 1 ст. 119 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон № 229-ФЗ) закрепил норму о праве заинтересованных лиц на обращение в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи. В отличие от ранее действовавшей нормы ст. 92 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» конкретизировано название иска в части указания на освобождение имущества не «от ареста», а «от наложения ареста». При этом осталось альтернативное название иска — «исключение имущества из описи».
Исходя из анализа данной нормы, представляется, что законодатель разграничивает понятия «освобождение имущества от ареста» и «исключение имущества из описи» при помощи разделительного союза «или».
В юридической литературе встречается мнение, в котором освобождение имущества от ареста рассматривается как отмена ареста имущества в целом, а исключение имущества из описи — отмена ареста на часть имущества, указанного в описи арестованного имущества.
Анализ ч. 5 ст. 80 Закона № 229-ФЗ предполагает, что, поскольку после словосочетания «акт о наложении ареста на имущество должника» поставлены скобки, в которых указано — «опись имущества», упомянутые словосочетания можно толковать как синонимы. Согласно Постановлению Семнадцатого арбитражного апелляционного суда РФ от 28 ноября 2006 г. № 17АП-2122/2006-ГК «арест имущества должника состоит из нескольких процессуальных действий, первым из которых является опись имущества. Снятие ареста предполагает исключение его из акта описи и не требует обязательного на то указания в судебном акте. Исходя из этого, отсутствие в резолютивной части решения суда указания на исключение имущества из описи при наличии указания на освобождение его от ареста не было расценено судом апелляционной инстанции в качестве основания для признания незаконным решения суда».
Следовательно, арест на имущество должника накладывается посредством формирования акта о наложении ареста (описи имущества). Поэтому правовые последствия удовлетворения требований об освобождении имущества от наложения ареста и об исключении имущества из описи аутентичны.
Следующая правовая проблема касается определения надлежащего способа защиты вещного права.
В пункте 50 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъясняется, что в случае наложения арбитражным судом ареста в порядке обеспечения иска на имущество, не являющееся собственностью должника и не принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с ходатайством об отмене обеспечительных мер в арбитражный суд, их принявший. Такое ходатайство рассматривается арбитражным судом по существу даже в том случае, если заявитель не является лицом, участвующим в деле, поскольку определение арбитражного суда о принятии обеспечительных мер — это судебный акт о его правах и обязанностях (ст. 42 АПК РФ). Согласно п. 51 названного Постановления споры об освобождении имущества от ареста рассматриваются в соответствии с подведомственностью дел по правилам искового производства независимо от того, наложен арест в порядке обеспечения иска или в порядке обращения взыскания на имущество должника во исполнение исполнительных документов. Ответчиками по таким искам являются: должник, у которого произведен арест имущества, и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество. Судебный пристав-исполнитель привлекается к участию в таких делах в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.
Таким образом, обращение в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи) представляет собой специальный, предусмотренный федеральным законом способ защиты прав лица, не являющегося должником в исполнительном производстве, на имущество которого судебный пристав-исполнитель незаконно наложил арест.
Исходя из анализа ст. 198 и 329 АПК РФ, действия судебного пристава-исполнителя могут быть оспорены не только сторонами, но и другими лицами, если они полагают, что оспариваемые действия не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом спор о праве на арестованное судебным приставом-исполнителем имущество не может быть разрешен в административном порядке.
Исходя из требований ст. 119 Закона № 229-ФЗ, при возникновении спора, сопрягаемого с принадлежностью имущества, по отношению к которому налагается взыскание, заинтересованные граждане и организации обладают правом обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи.
В теории и арбитражной практике сложилось несколько правовых позиций относительно определения правовой природы рассматриваемого способа защиты вещного права.
Согласно первой точке зрения правовая природа дискутируемого иска относится к негаторному иску, когда владение не утрачено, или к виндикационному, когда речь идет об утрате владения вследствие изъятия арестованного имущества.
Согласно Постановлению Первого арбитражного апелляционного суда РФ от 16 августа 2011 г. иски об освобождении имущества от ареста, которые подают собственники, лишенные права реально владеть этим имуществом, квалифицируются как виндикационные и заявляются по правилам ст. 301, 305 ГК РФ . Согласно Постановлению Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 мая 2013 г. по делу № А23-4258/2012 арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества (п. 4 ст. 80 Закона № 229-ФЗ).
———————————
См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17 ноября 2011 г. по делу № А79-8546/2010.
Возможность предъявления негаторного иска, связанного с требованием об освобождении имущества от ареста (исключения из описи), также подтверждается материалами арбитражной практики по нескольким регионам .
———————————
См., например: решение Арбитражного суда Иркутской области РФ от 21 февраля 2011 г. № А19-23168/2010 по делу № А19-23168/2010, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28 сентября 2011 г. № А19-2316 по делу № А19-23168/2010, Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда РФ от 3 февраля 2011 г. по делу № А41-40197/09, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10 июня 2004 г. по делу № А11-7835/2003-К1-5/370 и др.
Согласно другой точке зрения иск об освобождении имущества из ареста квалифицируется как вид иска о признании права.
Рассмотрение иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) в качестве разновидности требования о признании права собственности подтверждается также многочисленными примерами арбитражной практики. В частности, согласно решению Арбитражного суда Свердловской области РФ от 3 мая 2011 г. по делу № А60-4449/2011 в рамках рассмотрения заявленных требований об освобождении имущества от ареста суд должен разрешить вопрос о праве на спорное имущество. Поскольку иск об освобождении имущества от ареста является разновидностью иска о признании права собственности, заявитель такого иска должен доказать свои права на арестованное имущество.
Последняя правовая позиция определяет иск об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) как особенный вещно-правовой иск. Соответствующую статью о возможности предъявления иска об освобождении вещи или иного объекта вещного права от ареста (исключении из описи) предлагается включить в Гражданский кодекс РФ (ст. 231). В ней указывается, что такой иск может быть заявлен лицом, чье вещное право нарушено арестом, наложенным на вещь, в целях обеспечения требования к третьему лицу. Ответчиком по такому иску является лицо, в обеспечение требования к которому наложен арест. При этом указанные правила не распространяются на случаи оспаривания ареста, наложенного в целях обеспечения требования к самому обладателю вещного права .
———————————
См.: О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую ГК РФ, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации: проект Федерального закона от 27 апреля 2012 г. № 47538-6. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
Считаем, что требование об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) должно рассматриваться в качестве самостоятельного гражданско-правового способа защиты нарушенного гражданского права лица.
Специфика иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) заключается в следующем:
а) по сути, в исковом порядке пересматривается судебный акт о наложении ареста без признания недействительным данного акта;
б) требование связано с отменой препятствий по реализации имущества;
в) ответчиками по данному иску выступают: должник, у которого совершен арест имущества, а также заинтересованные лица, т.е. лица, в интересах которых наложен арест на имущество;
г) судебный пристав-исполнитель участвует при таком деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора;
д) иск об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) по своей вещно-правовой природе выступает спором о праве, в разрешении которого заинтересованы как должник, так и кредитор, поскольку от определения принадлежности имущества зависит возможность удовлетворения требований кредитора к должнику за счет спорного имущества;
е) заинтересованные лица не имеют права на удовлетворение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте (описи) имущества, поскольку при рассмотрении таких заявлений должник и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество, будучи привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ограничены в заявлении возражений и представлении доказательств (абз. 3 п. 50 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22).
Необходимо отметить, что помимо вышеперечисленных специфических признаков можно провести разграничение между иском об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) и иными вещно-правовыми способами защиты нарушенных гражданских прав и охраняемых законом интересов по нескольким основаниям. К примеру, к истцам по данному иску могут относиться не только собственники и субъекты иных вещных прав, но и лица, которые владеют имуществом по договору и по иному основанию (к примеру, залогодержатель, арендатор). Также истец-владелец, включая титульного владельца по договору, может защищаться с помощью этих исков даже против собственника (например, арендатор вправе предъявить негаторный иск к собственнику, в случае если собственник препятствует в пользовании арендованным имуществом).
В литературе имеются расхождения относительно вопроса о распространении общего трехлетнего срока исковой давности (ст. 196 ГК РФ) или применении ст. 208 ГК РФ («Требования, на которые исковая давность не распространяется») на требования об исключении имущества из описи. Данный дискуссионный вопрос является критерием расхождения единства взглядов в доктрине относительно определения правовой природы иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи). При этом проект о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ предусматривает установление сокращенного срока исковой давности по таким искам: «Общий срок исковой давности по всем требованиям о защите владения составляет один год» (ст. 219). Также согласно данной статье проекта «течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня утраты владения или со дня совершения действий, направленных на лишение владения или препятствующих владению». В соответствии с Определением КС РФ от 20 декабря 2001 г. № 285-О положения ст. 208 ГК РФ, содержащей перечень требований, на которые не распространяется установленный ст. 196 данного Кодекса общий трехлетний срок исковой давности, позволяют устранить длящиеся нарушения прав собственника, не связанные с лишением владения, вне зависимости от истечения сроков исковой давности, и направлены на защиту права собственности, гарантированного ст. 35 Конституции РФ. Считаем, что на требование об освобождении имущества от ареста (исключении из описи), несмотря на его специфичность, должны распространяться нормы ст. 196 ГК РФ об общем сроке исковой давности. Арест имущества, а также включение имущества в опись — это процесс обычно кратковременный, прекращающийся реализацией имущества для удовлетворения требований взыскателя.
В арбитражной практике существует проблема относительно возможности предъявления иска об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи) лицом, не обладающим вещным правом на имущество.
В юридической литературе встречается мнение, согласно которому давностный владелец до истечения срока приобретательной давности не может выступать в качестве законного владельца имущества, так как его владение не опирается на правовое основание. Согласно п. 2 ст. 234 ГК РФ «до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания». Ввиду того что реализация принципа «давностное владение» влечет препятствие при аресте имущества, следует признать, что давностный владелец при аресте имущества в ходе исполнительного производства обладает правом осуществлять защиту своего владения только способом, предусмотренным п. 2 ст. 234 ГК РФ.
Таким образом, считаем, что допускается возможность защиты прав давностного владельца при аресте имущества, которым он владеет по приобретательной давности. Однако защита давностного владения не схожа с защитой собственности и титульного владения посредством виндикационного, негаторного исков либо иска о признании права, поскольку у давностного владельца право владения отсутствует.
При этом в период течения срока давности владелец собственником еще не является и не может обладать вещными правами, т.е. является незаконным владельцем, следовательно, он лишен права на виндикацию (ст. 301, 305 ГК РФ). Если, руководствуясь правовой природой, относить иск об освобождении имущества от наложения ареста к любому из перечисленных выше видов исков, то можно констатировать отсутствие у давностного владельца права на обращение с иском на основании Закона № 229-ФЗ.
Также в арбитражной практике встречаются споры, связанные с обращением взыскания на объекты незавершенного строительства. В соответствии с п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Государственная регистрация права собственности на недвижимое имущество является неопровержимым единственным доказательством наличия у лица титула на данное имущество. Согласно п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 г. № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» право собственности на объект недвижимости, не завершенный строительством, подлежит регистрации только в случае, если он не является предметом действующего договора строительного подряда и наличествует необходимость собственнику совершить с этим объектом сделку. Таким образом, если объект незавершенного строительства выступает в качестве предмета действующего договора строительного подряда, то до момента государственной регистрации он не может выступать самостоятельным объектом права собственности. Подрядчик обладает правом владения, которое он передает заказчику по окончании строительства. В соответствии со ст. 219 ГК РФ право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество возникает с момента его государственной регистрации.
Не являются доказательством права собственности акт приема передач объектов незавершенного строительства, договор о долевом участии в строительстве или иные документы, за исключением тех, которые подтверждают государственную регистрацию права на указанные объекты.
Подводя итоги вышесказанному, можно говорить о том, что споры, связанные с рассмотрением исков об освобождении имущества из-под ареста, являются достаточно распространенными. Это обусловлено не только существующими пробелами и недостатками гражданско-правового и процессуального регулирования в данной области, но и сложившейся в настоящее время довольно противоречивой судебной практикой и разносторонними взглядами наиболее авторитетных авторов по обозначенной проблеме.
Библиографический список
Остроумов Н.В. Защита прав законных владельцев при наложении ареста на имущество // Журнал российского права. 2014. № 11. С. 114 — 120.


   


Запись на обучение

Вступление в Торгово — промышленную палату Краснодарского края
14.07.2014 ООО «Бартон» подала заявку на членство в…

Начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп»
23.06.2014 начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп» -…

Начато тендерное сопровождение мебельной компании «Дельта»
30.04.2014 начато тендерное сопровождение мебельной…

Все новости



Отзыв Соколовской Оксаны Евгеньевны
Спасибо за очное обучение по учебным программам…

Отзыв Агаревской Елены Юрьевны
Спасибо, очень понравилось обучение в вашем учебном…

Отзыв Коптяевой Марины Александровны
Спасибо за дистанционное обучение по образовательной…

Все отзывы

Мы Вам перезвоним


  1. В какое время? (в рабочие дни с 9.00 до 18.30)










    Защита от спама, если вы человек - выберите эту опцию.