http://barton.ru/
Обучение навыкам организации и участия в закупках (тендерах). Очное, корпоративное в Краснодаре, Сочи, Краснодарском крае и Республике Крым, дистанционное по всей стране. Сопровождение в закупках по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Выдача электронной подписи. Аккредитация на электронных торговых площадках.
8 (861) 292 77 04

8 (978) 071 69 85

tender@barton.ru

Обучение Заказчиков

по 44-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

по 223-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Обучение Поставщиков

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Дистанционное обучение

по 44-ФЗ

по 223-ФЗ


Услуги

За все ответит субсидиарный должник. Обзор судебной практики



Часто на практике кредиторы не могут получить удовлетворение своих требований к должникам, поскольку те не имеют для этого достаточных средств. Владельцы компании-должника выводят активы, оставляя кредитору «пустышку», принудительное взыскание долгов с которой, равно как и инициирование банкротства, лишено смысла. На что в такой ситуации может рассчитывать кредитор?
Нередко на практике кредиторы, не получив удовлетворения своих требований от должников, пытаются всеми средствами привлечь их к ответственности. Обращаясь с исками в суд, они приводят самые различные доводы и соображения, однако не всегда они оказываются уместными.
Например, в одном из судебных дел кредитор, узнав, что его должник перевел весь бизнес на другую компанию, пытался привлечь их к солидарной ответственности по его долгам. Кредитор полагал, что в законодательстве существует пробел в связи с отсутствием эффективных механизмов, позволяющих ему противостоять схемам ухода реальных владельцев бизнеса от ответственности по их обязательствам. В связи с этим, по его мнению, необходимо руководствоваться общим смыслом гражданского законодательства и привлечь новую компанию к ответственности.
Однако суд с таким суждением не согласился, отметив, что ни законом, ни иными правовыми актами, ни договором кредитора с должником не предусмотрена солидарная обязанность новой компании, учрежденной теми же владельцами, по долгам прежней, которую они ранее использовали. Применение аналогии закона или права в данном случае невозможно, поскольку возникновение солидарной ответственности законодательно урегулировано, данный случай к перечню оснований возникновения солидарной ответственности не относится.
Суд также отклонил ссылку кредитора на ст. 10 ГК РФ о запрете злоупотребления правом, отметив, что такого последствия злоупотребления правом, как возложение солидарной ответственности на новую компанию по долгам старой, данная статья не предусматривает.
Как материальным, так и процессуальным правом предусмотрены механизмы защиты нарушенных прав и законных интересов кредитора. Так, при утрате платежеспособности должника защита интересов кредитора регулируется Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон № 127-ФЗ). Кредитор вправе обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом и сделок недействительными, Законом предусмотрена ответственность руководителя и учредителей (участников) должника и иных лиц (ст. ст. 7, 10, 11 Закона № 127-ФЗ).
Процессуальным законодательством предусмотрена возможность применения обеспечительных мер, в том числе при разрешении споров о взыскании денежных средств (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.02.2014 № А33-6328/2013, Определение ВАС РФ от 12.05.2014 № ВАС-3366/14).
Учитывая риск неплатежей и частые случаи нарушения договорных обязательств, кредиторы должны предпринимать основанные на законе превентивные меры по защите своих прав, например внесение предоплаты, использование способов обеспечения обязательств (залог, поручительство и др.), оперативное реагирование на случаи неисполнения обязательств — обращение в суд, подача ходатайства о применении обеспечительных мер и т.д.
Однако, если все-таки возникла ситуация, когда кредитор по каким-то причинам не получил причитающееся с должника исполнение обязательств и очевидно, что не получит, существует возможность привлечения к субсидиарной ответственности его владельцев.
Если в процессе осуществления должником своей хозяйственной деятельности у контролирующих его лиц (участников или акционеров, собственников имущества должника — унитарного предприятия, руководителя и др.) появится информация о том, что должник отвечает признакам несостоятельности (банкротства), то они должны принять меры по улучшению его финансового состояния, а при невозможности — обратиться с заявлением в арбитражный суд о признании должника банкротом.
Ответственность за убытки, причиненные кредиторам, может быть возложена на руководителя или учредителя (участника) должника, собственника имущества должника — унитарного предприятия, на членов органов управления должника, членов ликвидационной комиссии (ликвидатора), на гражданина-должника в следующих случаях:
— нарушение обязанности по подаче в арбитражный суд заявления о банкротстве;
— подача такого заявления в случае, когда у должника имелась возможность удовлетворить требования кредиторов или он не принял мер к оспариванию необоснованных требований;
— признание должника банкротом из-за неправомерных действий (бездействия) контролирующих лиц в связи с причинением вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника либо в связи с отсутствием документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, неполным отражением в них информации либо ее искажением, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.
В последнем случае к субсидиарной ответственности могут быть привлечены контролирующие лица, на которых возложена ответственность за ведение бухгалтерского учета и отчетности.
Для привлечения лица к субсидиарной ответственности необходима совокупность ряда условий:
— наличие у привлекаемого лица права давать обязательные для руководимого им юридического лица указания либо возможности иным образом определять действия данного юридического лица;
— совершение им действий, свидетельствующих об использовании такого права или возможности;
— наличие причинно-следственной связи между использованием им своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и наступлением несостоятельности (банкротства) последнего;
— недостаточность имущества у должника для удовлетворения требований кредиторов (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 05.07.2012 № А45-3006/2010).
Субсидиарная ответственность владельцев бизнеса предусмотрена абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ: если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Аналогичная норма содержится в Законах о хозяйственных обществах (п. 3 ст. 3 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее — Закон об акционерных обществах, п. 3 ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).
Данная норма позволяет привлечь к субсидиарной ответственности владельцев должника при условии, что по их вине произошло его банкротство. Однако применение данной меры возможно и в случае, когда банкротство должника не наступило, но он не в состоянии удовлетворить требования кредиторов, а владельцы не только не предпринимали усилий по обеспечению должника необходимыми активами для исполнения обязательств, но и препятствовали этому путем вывода имущества (Определение ВС РФ от 02.07.2013 № 18-КГ13-59).
Сам по себе факт завершения процедуры банкротства и исключения должника из ЕГРЮЛ не прекращает материальное право кредитора, предусмотренное п. 3 ст. 56 ГК РФ (Апелляционное определение Верховного суда Республики Калмыкия от 14.05.2013 № 33-1200/2013).
К субсидиарной ответственности по долгам компании ее владельцы привлекаются, если они знали или должны были знать о ее затруднительном финансовом положении, исключающем возможность расчетов с кредиторами, однако не предпринимали мер к исправлению ситуации, а, напротив, давали указание компании принимать на себя новые обязательства в отсутствие ресурсов для их надлежащего исполнения.
В одном из судебных дел мажоритарный акционер общества принял решение о выплате дивидендов, дав указание директору о перечислении ему соответствующей суммы. Данное решение принималось в условиях, когда общество отвечало признакам несостоятельности: в отношении его было возбуждено дело о банкротстве, имелись долги на крупные суммы перед кредиторами и неисполненные обязанности перед бюджетом.
Помимо этого директор общества выполнил отчуждение активов на общую сумму 76 030 940 руб., при этом от покупателя на расчетные счета общества поступили денежные средства только в сумме 16 618 795,66 руб., расчеты на сумму 39 239 546,97 руб. произведены векселями самого общества. Отчуждение имущества без получения встречного имущественного эквивалента привело к невозможности дальнейшего осуществления производственной деятельности должника. При этом доказательств действия директора с одобрения общего собрания акционеров общества в материалах дела не имелось.
Суд отклонил приведенный довод директора, что средства, полученные от реализации имущества должника, были направлены на выплату заработной платы, в том числе и уволенным работникам предприятия, уплату акцизов, иных налогов и сборов, поскольку конкретные платежи, размер имеющейся и погашенной задолженности, очередность погашения задолженности, а также указание на характер погашенных обязательств (текущие, реестровые) не были установлены.
Поскольку нижестоящие судебные инстанции не дали оценки названным обстоятельствам в целях определения наличия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника, кассационный суд отправил дело на новое рассмотрение (Постановление ФАС Центрального округа от 05.02.2014 № А23-6082/2009).
В последнее время участились случаи отзыва лицензий у банков, осуществлявших сомнительные операции, не имевших достаточных средств для расчетов с кредиторами. В связи с этим при выводе из банка накануне его банкротства активов важное значение имеет возможность привлечения к субсидиарной ответственности по его долгам владельцев и менеджмента банка.
В соответствии со ст. 14 Федерального закона от 25.02.1999 № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» в случае банкротства кредитной организации по вине ее учредителей (участников), членов совета директоров (наблюдательного совета), руководителей кредитной организации, которые имеют право давать обязательные для данной кредитной организации указания или имеют возможность иным образом определять ее действия, на указанных лиц судом, арбитражным судом может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам кредитной организации.
Банкротство кредитной организации считается наступившим по вине ее руководителей, которые имеют право давать обязательные для данной кредитной организации указания или имеют возможность иным образом определять ее действия, если судом, арбитражным судом установлено, что указанные лица давали указания, прямо или косвенно направленные на доведение кредитной организации до банкротства, либо если судом установлено, что указанные лица не совершили тех действий, которые они в соответствии с данным Законом были обязаны совершить для предотвращения банкротства кредитной организации.
В одном деле нижестоящие судебные инстанции пришли к выводу об отсутствии оснований для привлечения руководителя банка к субсидиарной ответственности, посчитав, что выдача необеспеченных кредитов сомнительным контрагентам была им осуществлена не самостоятельно, а с предварительного одобрения кредитного комитета банка.
Принятию этих решений предшествовал сбор необходимых документов о потенциальном заемщике в соответствии с требованиями Положения о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности, утвержденного Банком России 26.03.2004 № 254-П (далее — Положение).
Кроме того, нижестоящие судебные инстанции сослались на то, что Банком России проводились проверки должника, в ходе которых исследовались кредитные договоры, однако существенных нарушений при этом выявлено не было, тогда как конкурсное производство в отношении должника не завершено, в связи с чем суды пришли к выводу о том, что факт недостаточности имущества банка не доказан.
Однако окружной суд с такими выводами не согласился, отметив следующее.
Как предусмотрено п. 1 ст. 53 ГК РФ, юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.
Согласно положениям ст. 69 Закона об акционерных обществах руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) или единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и коллегиальным исполнительным органом общества (правлением, дирекцией). Исполнительные органы подотчетны совету директоров (наблюдательному совету) общества и общему собранию акционеров.
К компетенции исполнительного органа общества относятся все вопросы руководства текущей деятельностью общества, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров или совета директоров (наблюдательного совета) общества.
Нижестоящие суды не учли тот факт, что в силу указанных норм кредитный комитет является коллегиальным органом банка, а не исполнительным и не вправе осуществлять руководство текущей деятельностью банка, приобретать гражданские права и принимать гражданские обязанности, в том числе совершать сделки. Также суды в рассматриваемом деле не ссылались на конкретные нормы Положения о кредитном комитете и должностной инструкции заместителя Председателя правления банка, на основании которых сделан такой вывод.
Кроме того, суды не учли, что деятельность кредитного комитета не подменяет функции руководителей банка по руководству текущей деятельностью и не является для этого безусловным основанием для освобождения руководителей от субсидиарной ответственности при наличии указанных в законе оснований.
Кассационная инстанция полагает, что имеющимися в деле доказательствами также не подтверждается вывод судов о том, что решения о заключении спорных договоров принимались по результатам сбора и проверки необходимых документов о потенциальном заемщике в соответствии с требованиями Положения, поскольку были представлены копии документов бухгалтерской отчетности заемщиков, которые не соответствуют документам, представленным заемщиками в налоговые органы.
По мнению кассационной инстанции, не соответствует имеющимся в деле документальным доказательствам и ссылка судов на то, что в ходе проверок должника Банком России исследовались упомянутые кредитные договоры и пакеты документов заемщиков, поскольку к материалам дела приобщена только часть акта проверки Банка России, в которой не были отражены данные об исследовании кредитных договоров и пакетов (досье) указанных документов на перечисленных в иске заемщиков.
Вместе с тем в указанном акте проверки отражены сведения о запрете банку предписанием Московского ГТУ Банка России привлечения во вклады денежных средств и открытия банковских счетов физическим лицам. Также акт содержит сведения о росте чистой ссудной задолженности, существенном снижении валюты баланса банка на фоне значительного снижения величин остатков средств на счетах в Банке России и кредитных организациях, а также объема остатков средств на счетах клиентов, об отсутствии значительного количества анкет (досье) клиентов банка, которым судами не дана какая-либо оценка.
Кроме того, при принятии обжалуемых судебных актов судами не учтено, что факт недостаточности имущества должника установлен вступившим в законную силу решением Арбитражного суда г. Москвы. Для решения вопроса о субсидиарной ответственности не требуется окончания процедуры банкротства при наличии доказательств отсутствия у банка имущества для пополнения конкурсной массы, а имеющимся в материалах дела доказательствам о составе имущества банка и размеру сформированной конкурсной массы судом оценка не дана, несмотря на сделанный судом вывод о недоказанности истцом факта недостаточности имущества банка для покрытия обязательств.
Поскольку данные обстоятельства нижестоящими судами учтены не были, окружной суд судебные акты, состоявшиеся по делу, отменил и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (Постановление ФАС Московского округа от 01.02.2010 № КГ-А40/15153-09).
А.Бычков
Начальник юридического отдела ЗАО «ТГК «Салют»
Подписано в печать 08.10.2014
Бычков А. За все ответит субсидиарный должник. Обзор судебной практики // Финансовая газета. 2014. № 37. С. 10 — 11.


   


Запись на обучение

Вступление в Торгово — промышленную палату Краснодарского края
14.07.2014 ООО «Бартон» подала заявку на членство в…

Начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп»
23.06.2014 начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп» -…

Начато тендерное сопровождение мебельной компании «Дельта»
30.04.2014 начато тендерное сопровождение мебельной…

Все новости



Отзыв Соколовской Оксаны Евгеньевны
Спасибо за очное обучение по учебным программам…

Отзыв Агаревской Елены Юрьевны
Спасибо, очень понравилось обучение в вашем учебном…

Отзыв Коптяевой Марины Александровны
Спасибо за дистанционное обучение по образовательной…

Все отзывы

Мы Вам перезвоним


  1. В какое время? (в рабочие дни с 9.00 до 18.30)










    Защита от спама, если вы человек - выберите эту опцию.