http://barton.ru/
Обучение навыкам организации и участия в закупках (тендерах). Очное, корпоративное в Краснодаре, Сочи, Краснодарском крае и Республике Крым, дистанционное по всей стране. Сопровождение в закупках по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Выдача электронной подписи. Аккредитация на электронных торговых площадках.
8 (861) 292 77 04

8 (978) 071 69 85

tender@barton.ru

Обучение Заказчиков

по 44-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

по 223-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Обучение Поставщиков

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Дистанционное обучение

по 44-ФЗ

по 223-ФЗ


Услуги

Всякое ли незаконное содержание под стражей влечет причинение морального вреда, подлежащего компенсации?



ВСЯКОЕ ЛИ НЕЗАКОННОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПОД СТРАЖЕЙ ВЛЕЧЕТ
ПРИЧИНЕНИЕ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, ПОДЛЕЖАЩЕГО КОМПЕНСАЦИИ?
П. СМОЛЯКОВ
Смоляков Павел, судья Забайкальского краевого суда, доцент Байкальского государственного университета экономики и права, кандидат юридических наук.
Ответ на содержащийся в заголовке вопрос сформулируем на основе анализа одного из рассмотренных судом гражданских дел.
Н.А.А. обратился с иском к Министерству финансов РФ, сославшись на то, что приговором городского суда от 2 июня 2009 г. он был осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к трем годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединены два года лишения свободы, назначенных по другому приговору районного суда — от 14 сентября 2006 г. Кассационным определением от 3 сентября 2009 г. вышестоящий суд оставил приговор от 14 сентября 2006 г. без изменения, дополнительно зачтя Н.А.А. в срок отбытия наказания по приговору от 2 июня 2009 г. период нахождения под стражей с 8 июня по 14 сентября 2006 г. Постановлением президиума областного суда от 8 июля 2010 г. приговор от 2 июня 2009 г. и Кассационное определение от 3 сентября 2009 г. были изменены в части назначения наказания в соответствии со ст. 70 УК РФ, Н.А.А. постановлено считать осужденным по ч. 1 ст. 111 УК РФ к трем годам лишения свободы, а приговор от 14 сентября 2006 г. — исполнять самостоятельно.
В последующем в связи с либерализацией уголовного законодательства Постановлением районного суда от 15 июня 2011 г. приговор от 2 июня 2009 г. был изменен: действия Н.А.А. переквалифицированы на ч. 1 ст. 111 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ с назначением наказания в виде двух лет десяти месяцев лишения свободы. С учетом изложенного срок назначенного Н.А.А. наказания истекал 9 сентября 2011 г., когда он подлежал освобождению из мест лишения свободы. Фактически же его освободили 16 декабря 2011 г., хотя администрация исправительной колонии, где Н.А.А. отбывал наказание, была осведомлена о внесенных в приговор изменениях.
Посчитав незаконным бездействие колонии, выразившееся в уклонении от освобождения его из мест лишения свободы, Н.А.А. потребовал взыскать с государства компенсацию причиненного таким образом морального вреда в сумме 300000 руб. Решением суда первой инстанции иск Н.А.А. был отклонен. В апелляционной жалобе Н.А.А. настаивал на отмене указанного решения и принятии по делу нового — об удовлетворении заявленных требований. В обоснование поданной жалобы утверждал, что приговор от 2 июня 2009 г. в части зачета в срок назначенного лишения свободы срока его содержания под стражей с 8 июня по 14 сентября 2006 г. в установленном порядке не изменялся и не отменялся.
Рассмотрев дело в апелляционном порядке, судебная коллегия оставила решение суда без изменения, сделав следующие выводы.
Из дела усматривалось, что Н.А.А. отбывал в исправительной колонии наказание в виде лишения свободы по приговору от 2 июня 2009 г. с учетом изменений, внесенных Кассационным определением от 3 сентября 2009 г., Постановлением президиума от 8 июля 2010 г., а также Постановлением суда от 15 июня 2011 г., которым он был осужден к двум годам десяти месяцам лишения свободы с исчислением срока отбытия наказания с 17 февраля 2009 г.
В основу своего иска Н.А.А. положил то обстоятельство, что в результате бездействия сотрудников исправительной колонии он незаконно находился в местах лишения свободы с 9 сентября по 16 декабря 2011 г. Отказывая в удовлетворении требований истца, суд первой инстанции исходил из того, что срок отбытия наказания, назначенного Н.А.А. по приговору от 2 июня 2009 г., на самом деле истек 16 декабря 2011 г. Данные выводы суда судебная коллегия сочла неправильными.
Как отмечалось, Кассационным определением от 3 сентября 2009 г. в срок отбытия Н.А.А. наказания зачтен период нахождения его под стражей с 8 июня по 14 сентября 2006 г. Постановлением президиума от 8 июля 2010 г. из Кассационного определения было исключено указание о назначении наказания в соответствии со ст. 70 УК РФ, Н.А.А. постановлено считать осужденным по ч. 1 ст. 111 УК РФ к трем годам лишения свободы с отбытием наказания в исправительной колонии общего режима. Другие изменения, в том числе об исключении зачета периода нахождения под стражей, в указанное Кассационное определение не вносились.
Следовательно, срок отбытия назначенного Н.А.А. наказания истекал 10 сентября 2011 г.: 17 февраля 2009 г. плюс два года десять месяцев = 16 декабря 2011 г. — 97 дней (с 8 июня по 14 сентября 2006 г.).
Таким образом, освобождение Н.А.А. из мест лишения свободы 16 декабря 2011 г. свидетельствовало о несоблюдении исправительной колонией требований об обязательности вступившего в законную силу приговора суда, которые закреплены в части первой ст. 392 УПК РФ.
Вместе с тем судебная коллегия сочла, что это не повлекло возникновение у Н.А.А. права на компенсацию морального вреда. Дело в том, что период с 8 июня по 14 сентября 2006 г. в срок отбытия Н.А.А. наказания по приговору от 2 июня 2009 г. был зачтен как следствие назначения ему наказания по совокупности данного приговора с приговором от 14 сентября 2006 г. по делу, по которому он содержался под стражей.
Однако, поскольку приговор от 14 сентября 2006 г. отменили Постановлением президиума от 22 октября 2009 г., указание в приговоре от 2 июня 2009 г. о назначении наказания по совокупности приговоров было, соответственно, исключено Постановлением президиума от 8 июля 2010 г. — новый приговор от 19 апреля 2010 г. в отношении Н.А.А. постановлено исполнять самостоятельно.
В силу ч. 3 ст. 72 УК РФ время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы. По смыслу упомянутой нормы подобный зачет возможен в случае содержания лица под стражей по уголовному делу, по которому постановляется приговор с назначением наказания в виде лишения свободы. С учетом того, что при назначении наказания по совокупности приговоров в соответствии с ч. 1 ст. 70 УК РФ происходит присоединение назначенных по ним наказаний, время содержания лица под стражей по любому из уголовных дел, по которым постановлены (постановляются) приговоры, засчитывается в срок отбытия окончательно назначаемого наказания.
Так как Н.А.А. в спорный период находился под стражей по уголовному делу, по которому был постановлен приговор о назначении наказания, не присоединенного к отбывавшемуся им по приговору от 2 июня 2009 г., означенный период не подлежал зачету в срок отбытия наказания по данному приговору. Исследуемый срок содержания Н.А.А. под стражей зачтен в срок отбытия наказания, назначенного по приговору от 19 апреля 2010 г. (осужден к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года), притом что испытательный срок по нему исчислялся с 19 апреля 2010 г. и на момент разбирательства по гражданскому делу не истек. Значит, на момент принятия судом обжалованного решения не исключалась отмена условного осуждения в будущем по правилам ст. 74 УК РФ и исполнение Н.А.А. наказания с необходимостью соответствующего зачета.
Приведенные соображения подтверждали правильное применение в отношении Н.А.А. положений УК РФ.
При постановлении своего судебного постановления апелляционный суд руководствовался нижеприводимыми правовыми нормами.
Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
Приведенная статья содержит общие основания денежной компенсации морального вреда, конкретные же указаны в ст. 1100 ГК РФ. В соответствии с абз. 3 этой статьи компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу.
Ввиду тождественности правовых последствий процитированные законоположения, а равно связанная с ними норма п. 1 ст. 1070 ГК РФ применимы и к случаям содержания лица в местах лишения свободы по истечении срока отбытия им наказания, назначенного по приговору суда (таковы логические конструкции Конституционного Суда РФ ).
———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2012 г. № 149-О-О «По жалобам граждан Гудимова Александра Валерьевича и Шуршева Александра Олеговича на нарушение их конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 и статьей 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
Вместе с тем незаконность подобного содержания как условие компенсации лицу морального вреда должна предполагать не только несоблюдение исправительным учреждением предписаний приговора, но и отсутствие материально-правовых оснований для назначения (отбытия) наказания — в связи с этим решение суда было также мотивировано требованиями обеспечения конституционных принципов равенства и справедливости.
Из-за того, что лишение Н.А.А. свободы с 10 сентября по 16 декабря 2011 г. уголовному закону не противоречило, испрашиваемая компенсация не могла быть присуждена. Иное толкование законодательства привело бы к неосновательному обогащению Н.А.А. за счет совершенного преступления, что недопустимо в силу ст. 1102 ГК РФ.
Действительно, в соответствии с ч. 1 ст. 49 Конституции и ч. 2 ст. 8 УПК РФ признается, что законным содержанием лица в местах лишения свободы будет отбывание им наказание в виде лишения свободы, назначенного по приговору суда и в порядке, установленном УПК РФ.
При этом приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он не только постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ, но и основан на правильном применении уголовного закона (ч. 2 ст. 297 УПК РФ). Предъявляемые к приговору требования законности, обоснованности и справедливости предполагают строгое соответствие приговора требованиям, включая те, которые предъявляются уголовным законом .
———————————
Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / В.П. Верин, В.В. Дорошков, В.М. Лебедев и др. / Под ред. В.М. Лебедева. М.: НОРМА, 2004.
Другое дело — правомочен ли суд, в производстве которого находится гражданское дело о компенсации морального вреда, давать оценку законности (в нашем случае — сквозь призму уголовного закона) вступившего в законную силу приговора суда, да еще по правилам ГПК РФ? Укажем, однако, что подобная проверка будет формальной и как имеющая целью применение положений ГК РФ не вызовет никаких уголовно-процессуальных последствий. И тогда, если уголовный закон применен неправильно, приговор (иное решение суда по уголовному делу), пусть не отменявшийся и не изменявшийся, не может считаться законным применительно к основаниям компенсации морального вреда в порядке ст. 1070 ГК РФ.
Кроме того, как говорится в ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, исключительно по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Остальные вопросы преюдициального значения не имеют.
В подтверждение актуальности описанной проблемы коснемся и прочей судебной практики, пока что эпизодичной.
Верховный суд Республики Марий Эл в Апелляционном определении от 7 августа 2012 г. по делу № 33-1253 отказал в удовлетворении аналогичного иска, обратив внимание на то, что вопрос о зачете времени содержания под стражей в соответствии со ст. 72 УК РФ разрешается судом в порядке ст. ст. 396 — 397 УПК РФ по ходатайству осужденного, а доказательств того, что лицо, предъявляющее требования о компенсации морального вреда, причиненного незаконным содержанием под стражей, обращалось с таким ходатайством (впрочем, как и Н.А.А.), не представлено .
———————————
Апелляционное определение Верховного суда Республики Марий Эл от 7 августа 2012 г. по делу № 33-1253 // СПС «КонсультантПлюс».
Иногда суды прекращают производство по делам со ссылкой на то, что моральный вред компенсируется при наличии вины причинителя вреда, замечая, что условием рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства требования об указанной компенсации является наличие вступившего в законную силу приговора суда по уголовному делу, которым установлена вина судьи в вынесении заведомо неправосудного решения .
———————————
См., напр.: Апелляционное определение Томского областного суда от 11 мая 2012 г. по делу № 33-1120/2012 // СПС «КонсультантПлюс».
Суды столкнулись и с более многочисленными делами, которые разрешаются в пользу осужденных: аргументация идет по пути достаточности констатации нахождения в местах лишения свободы свыше указанного в приговоре срока .
———————————
Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 4 декабря 2013 г. по делу № 33-9937/2013; Постановление президиума Приморского краевого суда от 3 июня 2013 г. № 44г-50; Апелляционное определение Курганского областного суда от 18 апреля 2013 г. по делу № 33-1081/2013; Определение Московского городского суда от 24 июня 2011 г. по делу № 33-19325 // СПС «КонсультантПлюс».
Таким образом, правовая ситуация не столь однозначна и требует дальнейшего научного обсуждения, старт которому стремится дать настоящая статья.
Пристатейный библиографический список
Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / В.П. Верин, В.В. Дорошков, В.М. Лебедев и др. / Под ред. В.М. Лебедева. М.: НОРМА, 2004.
Смоляков П. Всякое ли незаконное содержание под стражей влечет причинение морального вреда, подлежащего компенсации? // Уголовное право. 2014. № 4. С. 91 — 94.


   


Запись на обучение

Вступление в Торгово — промышленную палату Краснодарского края
14.07.2014 ООО «Бартон» подала заявку на членство в…

Начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп»
23.06.2014 начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп» -…

Начато тендерное сопровождение мебельной компании «Дельта»
30.04.2014 начато тендерное сопровождение мебельной…

Все новости



Отзыв Соколовской Оксаны Евгеньевны
Спасибо за очное обучение по учебным программам…

Отзыв Агаревской Елены Юрьевны
Спасибо, очень понравилось обучение в вашем учебном…

Отзыв Коптяевой Марины Александровны
Спасибо за дистанционное обучение по образовательной…

Все отзывы

Мы Вам перезвоним


  1. В какое время? (в рабочие дни с 9.00 до 18.30)










    Защита от спама, если вы человек - выберите эту опцию.