Яндекс.Метрика
http://barton.ru/
Обучение навыкам организации и участия в закупках (тендерах). Очное, корпоративное в Краснодаре, Сочи, Краснодарском крае и Республике Крым, дистанционное по всей стране. Сопровождение в закупках по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Выдача электронной подписи. Аккредитация на электронных торговых площадках.
8 (861) 292 77 04

8 (978) 071 69 85

tender@barton.ru

Обучение Заказчиков

по 44-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

по 223-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Обучение Поставщиков

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Дистанционное обучение

по 44-ФЗ

по 223-ФЗ


Услуги

Позиция суда о праве на информацию



ПОЗИЦИЯ СУДА О ПРАВЕ НА ИНФОРМАЦИЮ
И.В. ШУЛЬГА
И.В. Шульга, судья Амурского областного суда.
Статья посвящена правовым позициям судов общей юрисдикции. С точки зрения теории правовых позиций рассматривается соотношение права на получение информации и права владельца ограничить доступ к ней. На примере конкретного судебного дела раскрыт механизм формирования судами правовых позиций. При разрешении спора предлагается исходить из необходимости обеспечить баланс конкурирующих прав. Соблюдение этого требования является условием эффективного устранения социальных конфликтов и свидетельствует о качестве правовых позиций суда.
Ключевые слова: судебные правовые позиции, судебное правоприменение, право на информацию, ограничение доступа к информации, судебный баланс конкурирующих прав.
Феномен судебных правовых позиций в российской юридической науке изучается сравнительно недавно. Деятельность Конституционного Суда РФ, а в последующем иных высших судов Российской Федерации привлекла к правовым позициям пристальное внимание и вызвала активную дискуссию .
———————————
КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.Н. Марченко «Судебное правотворчество и судейское право» включена в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2011.
Анишина В.И. Правовые позиции Конституционного Суда России // Российская юстиция. 2000. № 7. С. 11 — 12; Баранов В.М., Степанков В.Г. Правовая позиция как общетеоретический феномен. Н. Новгород, 2003. — 129 с.; Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М., 2008. — 512 с.; Кряжкова О.Н. Правовые позиции Конституционного Суда РФ: теоретические основы и практика реализации судами России. М., 2006. — 152 с.; Власенко Н.А., Гринева А.В. Судебные правовые позиции (основы теории). М., 2009. — 168 с.; Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда РФ. М., 2008. — 688 с.
В современной теории права имеются определенные расхождения в понимании этого явления, прежде всего его правовой природы . Однако данное обстоятельство не затрагивает перспективность и особую значимость теории правовых позиций для изучения судебной практики .
———————————
Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда РФ как новый источник российского гражданского права // Закон. 2006. № 11. С. 22 — 32; Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда РФ // Журнал российского права. 2004. № 12. С. 3 — 9; Ершова Е.А. Юридическая природа правовых позиций Конституционного Суда // Российский судья. 2005. № 2. С. 9 — 15; Ершов В.В. Правовая природа правовых позиций суда // Российское правосудие. 2013. № 6. С. 37 — 47; Денисова А.В. Постановления Европейского суда по правам человека в системе источников российского уголовного права // Уголовное право. 2014. № 1. С. 116 — 127; Гусева Т.А. Значение судебных актов Конституционного Суда РФ // Ваш налоговый адвокат. 2008. № 5. С. 18 — 25.
КонсультантПлюс: примечание.
Статья А.И. Дихтяра, Н.А. Рогожина «Источники права и судебная практика» включена в информационный банк согласно публикации — «Российский судья», 2002, № 11.
Власенко Л.В. Налоговые правовые позиции судов: теория и практика. М., 2011. — 160 с.; Дихтяр А.И., Рогожин Н.А. Источники права и судебная практика // Юрист. 2003. № 1. С. 2 — 7; Красюков А.В. Правовые позиции Высшего Арбитражного Суда РФ и налоговое обязательство // Российское правосудие. 2011. № 9. С. 77 — 84; Победкин А.В. Постановления Пленума Верховного Суда РФ как форма толкования и преодоления пробелов уголовно-процессуального права // Государство и право. 2008. № 11. С. 39 — 42; Барановский К.В., Безруков А.В., Калугин А.Г. Влияние правовых позиций Конституционного Суда РФ на уголовно-процессуальное законодательство и практику // Журнал российского права. 2007. № 11. С. 56 — 68; Бурков А.Л. Акты правосудия как источники административного права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. — 19 с.; Ножкина А.В. Система источников уголовно-процессуального права России: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. — 190 с.; Фархтдинов Я.В. Источники гражданского процессуального права Российской Федерации: Дис. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. — 375 с.
Анализ состоявшихся решений судов с точки зрения выраженных в них правовых позиций позволяет выявить основные подходы судов к спорным вопросам правоприменения.
Применительно к настоящей работе правовую позицию суда следует определить как связанную общей идеей единую систему суждений суда (судьи) относительно понимания и применения правовых норм, выраженную в постановлениях по конкретным делам и разъяснениях судебной практики . Такое определение отражает основные признаки судебных правовых позиций, субъектом которых может быть только суд, выступающий в качестве правоприменителя . В связи с этим судебные правовые позиции являются особой разновидностью мнения правоприменителя как элемента профессионального правосознания судей и выраженного извне в виде части мотивировки судебного акта, содержащего суждения о подлежащих применению правовых нормах. Наличие общей идеи, основанной на интерпретации правовых норм, и неизбежная доля субъективности, свойственная каждой оценке, позволяет отличить правовую позицию суда от смежных правовых явлений.
———————————
Шульга И.В. Юридическая природа правовых позиций Верховного Суда РФ // Актуальные проблемы теории государства и права. 2014. № 2. С. 182.
См.: Шульга И.В. Правовая позиция Верховного Суда РФ как разновидность судебных правовых позиций // Российское правосудие. № 10. 2009. С. 27 — 33; Гаджиев Г.А., Коваленко К.А. Судебные правовые позиции: вопросы теории и практики (рецензия на монографию Н.А. Власенко, А.В. Гриневой «Судебные правовые позиции (основы теории)») // Журнал российского права. 2010. № 2. С. 150.
Наиболее отчетливо роль правовых позиции судов проявляется при рассмотрении нетипичных дел. Новизна вопроса исключает возможность выявить единое мнение среди практикующих юристов и судей, на которое можно было бы ориентироваться при рассмотрении спора. Как следствие, при формировании правовых позиций существенно расширяется усмотрение суда и возрастает значение факторов, связанных с субъектом правоприменения. Различия в оценке правовых явлений, выборе и толковании правовых норм создают предпосылки столкновения позиций судов различных инстанции.
Ярким примером конкуренции правовых позиций является гражданское дело по иску учредителя средства массовой информации — М. об оспаривании отказа МУП в предоставлении информации по запросу средства массовой информации, рассмотренное судами Амурской области .
———————————
Гражданское дело по иску учредителя средства массовой информации к МУП об оспаривании отказа в предоставлении информации // Арх. Амурского обл. суда. Д. № 44-г-47/14.
М. обратилась в районный суд с иском, в котором просила признать отказ МУП незаконным и обязать предоставить информацию, запрашиваемую редакцией по состоянию на 4 июля 2013 г. В обоснование требований указала, что в качестве главного редактора газеты она обратилась к директору МУП о предоставлении информации о деятельности предприятия: о количестве человек, состоящих в штате предприятия, сколько из них инженерно-технических работников; имеется ли задолженность по выплате заработной платы работникам предприятия; какова кредиторская и дебиторская задолженность МУП; каков запас угля и мазута на муниципальных котельных и кто занимается вопросами организации поставки топлива; имеются ли договоры и какие услуги МУП оказывают ряд коммерческих организаций; какие ремонтные работы по подготовке котельных к отопительному сезону 2013 — 2014 года предусмотрены на каждой из котельных, сколько на это планируется потратить в денежном выражении, за счет бюджетных или собственных средств будут выполняться данные работы. 11 июля 2013 г. редакция получила отказ в предоставлении информации со ссылкой на то, что МУП является коммерческим предприятием и не обязано предоставлять информацию по запросам средств массовой информации.
В рамках спора ответчик ссылался на утвержденное предприятием Положение о коммерческой тайне и конфиденциальной информации, согласно которому вся запрашиваемая информация отнесена к коммерческой тайне.
В свою очередь, истец полагал, что отнесение спорной информации к коммерческой необоснованно, поскольку она не может каким-либо образом затронуть коммерческие интересы МУП с учетом его положения монополиста в производстве теплоэнергии и государственного регулирования тарифов на основной вид деятельности. Положение о коммерческой тайне и конфиденциальной информации необоснованно ограничивает право на получение и распространение информации, лишает тем самым граждан возможности получить социально значимые сведения о готовности к отопительному сезону.
Решением районного суда от 5 сентября 2013 г. требования были удовлетворены. Отказ МУП в предоставлении информации, запрошенной учредителем средства массовой информации, признан незаконным, на ответчика возложена обязанность предоставить информацию.
Признавая неправомерным отказ в предоставлении информации, суд первой инстанции указал следующее. Как было установлено, запрашиваемая информация отнесена приказом ответчика к числу сведений, составляющих коммерческую тайну. Однако в силу ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, ст. 39 Закона РФ «О средствах массовой информации» , ст. 9 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации» право на информацию гарантируется. Одним из средств реализации такого права является распространение сведений в средствах массовой информации, запросы которых являются обязательными. Запрашиваемая газетой информация по своему смыслу и содержанию коммерческой тайной не является. Принятое ответчиком Положение о коммерческой тайне противоречит данным нормам, а потому применению не подлежит.
———————————
Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» // Российская газета. 1992. № 32.
Федеральный закон от 7 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» // Российская газета. 2006. № 165.
Апелляционная инстанция Амурского областного суда Определением от 15 ноября 2013 г. решение изменила. Отказ директора МУП в предоставлении запрашиваемой информации по вопросам: о количестве человек, состоящих в штате предприятия, сколько из них инженерно-технических работников; имеется ли задолженность по выплате заработной платы работникам предприятия признан незаконным. На директора МУП возложена обязанность предоставить учредителю средства массовой информации М. указанную информацию. В остальной части иска отказано.
Судебная коллегия пришла к выводу о том, что согласно ст. 4 Федерального закона «О коммерческой тайне» право на отнесение информации к коммерческой тайне принадлежит обладателю такой информации. В силу изложенной нормы МУП вправе самостоятельно определить режим конфиденциальности и ограничить доступ к информации, за исключением случаев, предусмотренных законом.
———————————
Федеральный закон от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» // Российская газета. 2004. № 166.
В январе 2014 г. истец обратился в кассационную инстанцию Амурского областного суда с жалобой на Апелляционное определение. Одним из ее доводов было отсутствие, по мнению заявителя, законных оснований для отнесения ответчиком информации к числу коммерческой тайны, что нарушало право на информацию. Президиум Амурского областного суда в Определении от 5 мая 2014 г. с доводами жалобы согласился, признал необходимым отменить Апелляционное определение и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Существенные нарушения норм материального права суд кассационной инстанции усмотрел в следующем.
Согласно ч. ч. 4 и 5 ст. 29 Конституции Российской Федерации каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.
В силу ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Статья 39 Федерального закона «О средствах массовой информации» предусматривает право редакции запрашивать информацию о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме. Запрашиваемую информацию обязаны предоставлять руководители указанных органов, организаций и объединений, их заместители, работники пресс-служб либо другие уполномоченные лица в пределах их компетенции .
———————————
Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» // Российская газета. 1992. № 32.
В соответствии с абз. 1 ст. 40 Закона РФ «О средствах массовой информации» отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну .
———————————
Там же.
Под коммерческой тайной понимается режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду (ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О коммерческой тайне» ).
———————————
Федеральный закон от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» // Российская газета. 2004. № 166.
Право на отнесение информации к информации, составляющей коммерческую тайну, и на определение перечня и состава такой информации принадлежит ее обладателю с учетом положений настоящего Федерального закона (ч. 1 ст. 4 Федерального закона «О коммерческой тайне» ).
———————————
Там же.
Из данных положений следует, что право граждан на получение информации гарантировано и реализуется в том числе путем ее публикации в средствах массовой информации. Ограничение данного права допускается лишь в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Одним из таких ограничений является запрет на разглашение информации, составляющей коммерческую тайну. Право на определение перечня и состава такой информации принадлежит обладателю информации.
Вместе с тем, исходя из принципа недопустимости произвольного ограничения права на информацию и положений ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О коммерческой тайне», право на отнесение информации к коммерческой тайне не может быть абсолютным и зависит от потенциальной либо действительной коммерческой ценности информации для ее владельца в силу неизвестности третьим лицам. В ином случае, когда права владельца информации в результате ее распространения не затрагиваются, запрет на ее свободное распространение ведет к неоправданному ограничению права на информацию, что не допускается.
В связи с этим лицо, относя информацию к коммерческой тайне, должно обосновать необходимость распространения на нее такого режима в целях обеспечения его прав и сохранения коммерческой выгоды.
В нарушение данных требований закона суд апелляционной инстанции обоснованность отнесения запрашиваемой информации к коммерческой тайне не выяснял и на обсуждение сторон не ставил. При этом истец оспаривал распространение на запрашиваемую информацию режима коммерческой тайны, поскольку эти сведения не представляют какой-либо экономической ценности. В свою очередь, возражения ответчика заключались в том, что для отнесения информации к коммерческой тайне достаточно соответствующего локального нормативного акта организации.
Подобная категория споров редко встречается в практике судов общей юрисдикции. При этом четко определен круг подлежащих применению правовых норм, ключевой вопрос и отношение к нему сторон ясно выражены. Однако какая-либо практика вышестоящих судов, на которую можно было бы ориентироваться, отсутствует. В специальной литературе право на информацию также практически не освещено. В этих условиях суды были вынуждены самостоятельно формировать позицию, высказываясь по существу спора на основе собственного видения подлежащих защите прав и толкования нормативных предписаний. Тем более очевидными стали расхождения в выводах судов и обозначился субъективно-оценочный характер выраженных ими правовых позиций.
Правовая позиция суда первой инстанции заключалась в утверждении приоритета права на информацию по сравнению с правами субъекта информации ограничить ее распространение. Права последнего, закрепленные в ч. 1 ст. 4 Федерального закона «О коммерческой тайне», по существу были оставлены без внимания, указанные положения закона в решении суда отражены не были и какой-либо оценки не получили. И это в условиях, когда ответчиком были приняты меры к ограничению распространения запрашиваемых сведений и утверждено соответствующее Положение о коммерческой тайне. По нашему мнению, в этом заключается существенный изъян правовой позиции, отраженной в решении суда. В результате игнорирования прямого указания законодателя выводы суда привели к нарушению баланса прав участников спорного правоотношения. Таким образом, первоначальная позиция суда вызвала логичную критику ответчика по причине неполноты аргументации.
В ситуации, когда позиция суда нижестоящей инстанции имеет пробел, свидетельствующий о возможном неприменении норм права, доводы жалобы уже не могут быть отклонены как несущественные. Вышестоящий суд вынужден либо дополнять позицию суда, либо отвергнуть ее как ошибочную.
Как следствие, областной суд при проверке законности решения прислушался к заявителю жалобы. В нашем случае суд апелляционной инстанции, опираясь на неучтенные ранее положения ч. 1 ст. 4 Федерального закона «О коммерческой тайне», выразил противоположный подход. За ответчиком было признано право отнести к коммерческой тайне любую информацию, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом. Для признания информации коммерческой тайной достаточно соответствующего решения ее владельца, без какого-либо дополнительного обоснования. Тем самым позиция суда апелляционной инстанции отразила приоритет права владельца информации ограничивать к ней доступ в сравнении с правами третьих лиц на ее получение.
Однако в результате такого подхода существует опасность произвольного, объективно не обусловленного ограничения права на получение информации. Нормы ч. ч. 4 и 5 ст. 29 Конституции Российской Федерации и конкретизирующие их положения отраслевого законодательства приобретают декларативный характер и реально не обеспечивают право на информацию, которое является одним из важнейших в современном обществе. Возникает противоречие с ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации о допустимости ограничений прав и свобод человека и гражданина, только если это связано с защитой прав и законных интересов других лиц, а равно публичных интересов.
Конкуренция правовых позиций судов различного уровня неизбежно привлекает внимание, поскольку свидетельствует о наличии нескольких возможных подходов к решению спорного вопроса права. При рассмотрении кассационной жалобы по настоящему делу Президиум имел возможность поддержать позицию одного из судов либо сформулировать собственную. Однако слабые стороны каждой из имевшихся точек зрения не позволяли согласиться с какой-либо из них в полном объеме.
Результаты осмысления и оценки судами спорной ситуации, анализа подлежащего применению права упростили для суда кассационной инстанции задачу сформировать собственное мнение. Изучение позиций нижестоящих судов показало, что основное противоречие заключалось в соотношении права на свободу информации и права субъекта информации распоряжаться ею, в том числе путем ограничения доступа. Каждое из этих прав гарантировано законом и обеспечивает конкурирующие интересы участников спорного правоотношения. Представление о соотношении этих прав и интересов и пути преодоления противоречий между ними как раз и явилось главным различием в позициях судов.
Подход суда кассационной инстанции опирался на необходимость обеспечить разумный баланс между правами и законными интересами сторон. Ключевыми явились положения ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, которые предусматривают условия ограничения прав и свобод человека и гражданина. Право на информацию гарантировано Конституцией Российской Федерации, однако не имеет абсолютного характера. В то же время субъект информации не вправе произвольно лишать третьих лиц возможности получить необходимую и значимую для них информацию. Такое ограничение в силу ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации допустимо при условии, когда раскрытие информации способно причинить вред экономическим интересам ее субъекта. Данный подход реализован в ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О коммерческой тайне», согласно которой режим коммерческой тайны может быть введен в отношении информации, позволяющий ее обладателю получить коммерческую выгоду. Следовательно, не любая, а лишь та информация, которая может оказать влияние на экономические интересы субъекта, может быть отнесена к коммерческой и ограничена в доступе. Поэтому в случае спора о праве на ознакомление с информацией, отнесенной ее обладателем к коммерческой тайне, последний должен обосновать ее потенциальную или действительную экономическую ценность. В ином случае ограничение носит произвольный характер, что недопустимо.
Центральная идея позиции суда кассационной инстанции заключалась в необходимости согласовать разнонаправленные права в сфере информации, избежав их неоправданного ограничения. В создании такого баланса на основе требований свободного распространения в обществе информации и признания права владельцев ограничить доступ к ней при наличии объективной необходимости заключается социальная ценность подхода вышестоящего суда. Для судебного правоприменения был создан пример разрешения новой категории споров, выявлены юридически значимые обстоятельства и порядок распределения бремени доказывания.
На примере настоящего спора принятие судебных решений можно рассматривать как конкуренцию правовых позиций участвующих лиц и судебных инстанции. Анализ судебных постановлений в таком аспекте раскрывает представление правоприменителя о соотношении конкурирующих прав и интересов. Выявление судебных правовых позиций позволяет понять основную идею, скрытую деталями конкретного дела. Наибольшую ценность при разрешении социальных конфликтов приобретают те судебные позиции, которые обеспечивают максимально возможный в рамках действующих нормативных положений баланс конкурирующих прав сторон. Взвешенный подход суда в большей мере отвечает формальным предписаниям позитивного права, поскольку требует учета всех относящихся к спору правовых норм. Такие позиции, по нашему мнению, отвечают задачам правосудия по защите нарушенных прав, свобод и законных интересов и эффективному устранению социальных противоречий.
Список использованной литературы
1. Анишина В.И. Правовые позиции Конституционного Суда России // Российская юстиция. 2000. № 7.
2. Баранов В.М., Степанков В.Г. Правовая позиция как общетеоретический феномен. Н. Новгород, 2003.
3. Барановский К.В., Безруков А.В., Калугин А.Г. Влияние правовых позиций Конституционного Суда РФ на уголовно-процессуальное законодательство и практику // Журнал российского права. 2007. № 11.
4. Бурков А.Л. Акты правосудия как источники административного права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002.
5. Власенко Н.А., Гринева А.В. Судебные правовые позиции (основы теории). М., 2009.
6. Власенко Л.В. Налоговые правовые позиции судов: теория и практика. М., 2011.
7. Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда РФ как новый источник российского гражданского права // Закон. 2006. № 11.
8. Гаджиев Г.А., Коваленко К.А. Судебные правовые позиции: вопросы теории и практики (рецензия на монографию Н.А. Власенко, А.В. Гриневой «Судебные правовые позиции (основы теории)») // Журнал российского права. 2010. № 2.
9. Гусева Т.А. Значение судебных актов Конституционного Суда РФ // Ваш налоговый адвокат. 2008. № 5.
10. Денисова А.В. Постановления Европейского суда по правам человека в системе источников российского уголовного права // Уголовное право. 2014. № 1.
КонсультантПлюс: примечание.
Статья А.И. Дихтяра, Н.А. Рогожина «Источники права и судебная практика» включена в информационный банк согласно публикации — «Российский судья», 2002, № 11.
11. Дихтяр А.И., Рогожин Н.А. Источники права и судебная практика // Юрист. 2003. № 1.
12. Ершов В.В. Правовая природа правовых позиций суда // Российское правосудие. 2013. № 6.
13. Ершова Е.А. Юридическая природа правовых позиций Конституционного Суда // Российский судья. 2005. № 2.
14. Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда РФ // Журнал российского права. 2004. № 12.
15. Красюков А.В. Правовые позиции Высшего Арбитражного Суда РФ и налоговое обязательство // Российское правосудие. 2011. № 9.
16. Кряжкова О.Н. Правовые позиции Конституционного Суда РФ: теоретические основы и практика реализации судами России. М., 2006.
17. Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда РФ. М., 2008.
КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.Н. Марченко «Судебное правотворчество и судейское право» включена в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2011.
18. Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М., 2008.
19. Ножкина А.В. Система источников уголовно-процессуального права России: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003.
20. Победкин А.В. Постановления Пленума Верховного Суда РФ как форма толкования и преодоления пробелов уголовно-процессуального права // Государство и право. 2008. № 11.
21. Фархтдинов Я.В. Источники гражданского процессуального права Российской Федерации: Дис. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2002.
22. Шульга И.В. Юридическая природа правовых позиций Верховного Суда РФ // Актуальные проблемы теории государства и права. 2014. № 2.
23. Шульга И.В. Правовая позиция Верховного Суда РФ как разновидность судебных правовых позиций // Российское правосудие. № 10. 2009.
Шульга И.В. Позиция суда о праве на информацию // Российская юстиция. 2014. № 10. С. 52 — 56.


   


Запись на обучение

Вступление в Торгово — промышленную палату Краснодарского края
14.07.2014 ООО «Бартон» подала заявку на членство в…

Начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп»
23.06.2014 начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп» -…

Начато тендерное сопровождение мебельной компании «Дельта»
30.04.2014 начато тендерное сопровождение мебельной…

Все новости



Отзыв Соколовской Оксаны Евгеньевны
Спасибо за очное обучение по учебным программам…

Отзыв Агаревской Елены Юрьевны
Спасибо, очень понравилось обучение в вашем учебном…

Отзыв Коптяевой Марины Александровны
Спасибо за дистанционное обучение по образовательной…

Все отзывы

Мы Вам перезвоним


  1. В какое время? (в рабочие дни с 9.00 до 18.30)










    Защита от спама, если вы человек - выберите эту опцию.