Яндекс.Метрика
http://barton.ru/
Обучение навыкам организации и участия в закупках (тендерах). Очное, корпоративное в Краснодаре, Сочи, Краснодарском крае и Республике Крым, дистанционное по всей стране. Сопровождение в закупках по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Выдача электронной подписи. Аккредитация на электронных торговых площадках.
8 (861) 292 77 04

8 (978) 071 69 85

tender@barton.ru

Обучение Заказчиков

по 44-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

по 223-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Обучение Поставщиков

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Дистанционное обучение

по 44-ФЗ

по 223-ФЗ


Услуги

Обзор практики рассмотрения дел Верховным Судом РФ



ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ ВЕРХОВНЫМ СУДОМ РФ

Материал подготовлен с использованием правовых актов

по состоянию на 30 января 2015 года

С.Ю. КАРАСЕВА

Определение от 23 января 2015 г. № 305-ЭС14-2332

И., К. и В. обратились с иском к банку и ОАО «С.» о признании недействительным договора поручительства, заключенного между ОАО «С.» и банком.

Вступившим в законную силу решением арбитражного суда иск удовлетворен.

Банк обратился с заявлением о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, заявление удовлетворено, решение отменено по вновь открывшимся обстоятельствам. ФАС округа судебные акты отменил, в удовлетворении заявления отказал.

Между банком и ОАО «М.» было заключено кредитное соглашение от 03.08.2007, в соответствии с которым банк предоставил заемщику кредит в размере 55000000 руб. В обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному соглашению между банком и ОАО «С.» был подписан договор поручительства от 03.08.2007, согласно которому поручитель обязался солидарно с заемщиком отвечать перед банком за исполнение обязательств по кредитному соглашению.

И., К. и В. на момент спорных правоотношений обладали в совокупности 44,64% обыкновенных именных акций ОАО «С.» (И. — 0,3%, В. — 22,984%, К. — 21,356%) и считают, что договор поручительства является сделкой с заинтересованностью, совершенной с нарушением требований корпоративного законодательства.

Суды установили, что генеральный директор ОАО «С.» И.В. являлся членом совета директоров ОАО «М.»; размер принятых по обеспечительной сделке обязательств превысил 2% балансовой стоимости активов ОАО «С.»; данная сделка не была одобрена общим собранием акционеров ОАО «С.» и повлекла неблагоприятные последствия для общества и его акционеров, в то время как голосование истцов могло бы повлиять на результаты голосования при проведении общего собрания.

Банк обратился с заявлением о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, указывая на наличие заинтересованности истца В. в заключении оспариваемой сделки.

Суды первой и апелляционной инстанций, учитывая подачу иска В. в качестве соистца при наличии ее родственных отношений с И.В., о которых банку стало известно после вынесения решения по настоящему делу, руководствуясь ст. 83 ФЗ от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и п. 1 ст. 311 АПК РФ, пришли к выводу, что это обстоятельство является основанием для пересмотра решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам.

ФАС округа со ссылкой на п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса РФ при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам» счел, что банк не привел обстоятельств, которые могли бы быть квалифицированы в качестве вновь открывшихся.

В силу п. 1 ст. 84 Закона № 208-ФЗ сделка, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением предусмотренных данным Законом требований, может быть признана недействительной по иску общества или его акционера.

В соответствии с п. 4 ст. 83 Закона № 208-ФЗ в случае, если предметом сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, является имущество, стоимость которого, по данным бухгалтерского учета (цена предложения приобретаемого имущества) общества, составляет два и более процента балансовой стоимости активов общества по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату (за исключением сделок, предусмотренных абз. 3 и 4 п. 4), решение об одобрении такой сделки принимается общим собранием акционеров большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров — владельцев голосующих акций.

Признавая оспариваемую сделку недействительной, суды указали на отсутствие доказательств ее одобрения общим собранием акционеров ОАО «С.».

При этом суды сделали вывод, что, исходя из количества принадлежащих истцам акций их участие в собрании акционеров ОАО «С.» по вопросу об одобрении договора поручительства как сделки с заинтересованностью могло повлиять на результаты голосования при принятии решения.

Впоследствии в процессе рассмотрения другого дела с участием тех же лиц судом было установлено, что В. является дочерью генерального директора ОАО «С.» И.В. Данное обстоятельство подтверждается записью акта о рождении, представленной Управлением ЗАГС.

Таким образом, В. также являлась лицом, заинтересованным в совершении обеспечительной сделки (п. 1 ст. 81 Закона № 208-ФЗ), и не могла голосовать по вопросу ее одобрения (п. 4 ст. 83 Закона № 208-ФЗ).

Основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, является открытие после вступления его в законную силу обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, которые не были известны суду и заявителю при принятии судебного акта (п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК РФ).

При рассмотрении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам суд должен установить, свидетельствуют ли факты, приведенные заявителем, о наличии существенных для дела обстоятельств, которые не были предметом судебного разбирательства по данному делу.

Суды первой и апелляционной инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что на момент рассмотрения спора по настоящему делу узнать о заинтересованности В. не представлялось возможным, поскольку такого рода информация не содержится в открытом доступе, а занявшие консолидированную позицию соистцы ее не раскрывали.

Доказательства, опровергающие данные выводы, в материалах дела отсутствуют и суду не представлены.

Факт наличия родственных отношений, имевших место на момент вынесения решения, скрытый от участников дела и суда, носит существенный характер, поскольку от него зависит разрешение вопросов о том, имеет ли В. право на иск в материальном смысле, а также о том, направлено ли обращение в суд двух других акционеров — соистцов с целью защиты права на участие в управлении делами общества либо это попытка использовать корпоративные правила об одобрении сделок с заинтересованностью в целях причинения вреда банку.

При известности данного обстоятельства результат рассмотрения настоящего иска мог быть иным, что соответствует смыслу п. 1 ч. 1 ст. 311 АПК РФ, согласно которому подобные обстоятельства являются основанием для пересмотра судебного акта.

Без устранения допущенного нарушения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов банка в сфере предпринимательской деятельности.

Судебная коллегия отменила постановление кассационной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции.

Определение от 21 января 2015 г. по делу № 306-КГ14-1616

ФГУП обратилось с заявлением об оспаривании решения и предписания УФАС.

Решением арбитражного суда в удовлетворении требования отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа судебные акты отменил, требование удовлетворил.

ФГУП 23.05.2013 на сайте было размещено извещение о проведении открытого одноэтапного конкурса в электронной форме без квалификационного отбора «Выполнение проектных и строительно-монтажных работ по установке узлов учета тепловой энергии, горячего и холодного водоснабжения в жилых многоквартирных домах (2-я очередь)».

В УФАС с жалобой на действия заказчика (ФГУП) обратилось общество, чья заявка была отклонена в соответствии с протоколом рассмотрения заявок на участие в открытом конкурсе в электронной форме от 26.06.2013.

Рассмотрев жалобу по правилам ст. 18.1 ФЗ от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», УФАС вынес решение, которым признал ФГУП нарушившим п. 2 ч. 1 ст. 17 Закона № 135-ФЗ. Антимонопольный орган сделал вывод о том, что конкурсной документацией установлено требование к участнику конкурса об обязательной регистрации на территории ЗАТО, в связи с чем лица, не имеющие такой регистрации, не могли быть допущены к участию в конкурсе. Антимонопольный орган счел, что такое положение конкурсной документации приводит или может привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, в связи с чем выдал ФГУП предписание в срок до 28.10.2013 прекратить эти действия, нарушающие п. 2 ч. 1 ст. 17 Закона № 135-ФЗ.

Также ФГУП в срок до 28.10.2013 предписано привести конкурсную документацию открытого одноэтапного конкурса в электронной форме в соответствие с требованиями Единого отраслевого стандарта закупок (Положения о закупках) государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».

Суды первой и апелляционной инстанций исходили из правомерности вывода УФАС о нарушении ФГУП антимонопольного законодательства. Суды посчитали, что требование обязательной регистрации по месту выполнения работ (оказания услуг), предъявляемое к участнику конкурса, не соответствует закрепленным в ст. 1 ФЗ от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» целям развития добросовестной конкуренции, предотвращения коррупции и других злоупотреблений, а также предусмотренным ст. 3 данного Закона принципам равноправия, справедливости, отсутствия дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки. Кроме того, суды указали, что оспариваемое ограничение не следует из Положения о порядке обеспечения особого режима в ЗАТО, на территории которого расположены объекты государственной корпорации по атомной энергии «Росатом», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 11.06.1996 № 693.

ФАС округа сделал вывод о том, что в п. 2.4 ст. 3 Закона РФ от 14.07.1992 № 3297-1 «О закрытом административно-территориальном образовании» и в п. 30 Положения № 693 установлен особый режим функционирования ЗАТО, включающий ограничения на право осуществления хозяйственной и предпринимательской деятельности.

Между тем суд округа неправильно истолковал положения Закона № 3297-1 и Положения № 693.

В соответствии со ст. 1 Закона № 223-ФЗ целями регулирования данного Закона являются обеспечение единства экономического пространства, создание условий для своевременного и полного удовлетворения потребностей юридических лиц, указанных в ч. 2 ст. 1 Закона, в товарах, работах, услугах с необходимыми показателями цены, качества и надежности, эффективное использование денежных средств, расширение возможностей участия юридических и физических лиц в закупке товаров, работ, услуг для нужд заказчиков и стимулирование такого участия, развитие добросовестной конкуренции, обеспечение гласности и прозрачности закупки, предотвращение коррупции и других злоупотреблений.

При закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются принципами, перечисленными в ст. 3 Закона № 223-ФЗ, в числе которых равноправие, справедливость, отсутствие дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки.

Согласно п. 2.4 ст. 3 Закона № 3297-1 право осуществлять предпринимательскую деятельность на территории ЗАТО имеют юридические и физические лица, отвечающие требованиям обеспечения особого режима безопасного функционирования организаций и (или) объектов в ЗАТО, предусмотренным в соответствии со ст. 3 данного Закона.

Из содержания ст. 3 Закона № 3297-1 (п. 2.2) следует, что на территории ЗАТО не допускается деятельность организаций, учредителями которой являются иностранные граждане, лица без гражданства иностранные организации, иностранные некоммерческие неправительственные организации, отделения иностранных некоммерческих неправительственных организаций, а также деятельность международных организаций (объединений).

Остальные положения этой статьи, включая п. 2.4, не содержат запрета на осуществление деятельности на территории ЗАТО иным юридическим лицам и предпринимателям, а устанавливают особый режим безопасного функционирования организаций и объектов в ЗАТО, предусматривающий применительно к ведению хозяйственной и предпринимательской деятельности ограничения, вытекающие из ограничений на въезд на территорию ЗАТО, содержащихся в разделе IV Положения № 693.

Пункт 30 Положения № 693, принятого в соответствии с п. 2 ст. 3 Закона № 3297-1, включен в раздел VII Положения № 693, которым определяется порядок и условия деятельности юридических лиц на территории ЗАТО на постоянной основе.

Анализ п. 30 Положений № 693 в совокупности с п. 25 позволяет сделать вывод о том, что в нем не содержится императивного требования о необходимости выполнения работ (оказания услуг) для потребностей населения ЗАТО исключительно лицами, зарегистрированными на его территории. Нормы п. 30 Положения № 693 не относятся к условиям, ограничивающим применение законодательных и нормативных актов о закупках на территории ЗАТО. Такого ограничения нет и в Законе № 223-ФЗ.

По существу приведенными пунктами Положения № 693 установлены специальные правила осуществления хозяйственной деятельности на территории ЗАТО (условия и порядок получения разрешения на въезд работников на территорию ЗАТО), которые участники проводимых конкурсов должны учитывать при подаче заявок и безусловно соблюдать в случае признания их победителями. Вместе с тем эти условия не могут быть истолкованы как исключающие саму возможность осуществления такой деятельности и участие в конкурсных процедурах российских хозяйственных обществ, не зарегистрированных на территории ЗАТО.

Поскольку требование об обязательной регистрации юридических лиц на территории ЗАТО для осуществления предпринимательской деятельности законодательством о ЗАТО не установлено, предусмотренное конкурсной документацией ограничение противоречило ст. ст. 1 и 3 Закона № 223-ФЗ и Закону о защите конкуренции.

Выводы суда округа об обратном существенно нарушают приведенные нормы материального права, что повлияло на исход дела, и без устранения этого нарушения невозможны восстановление и защита нарушенных публичных интересов.

Судебная коллегия отменила постановление кассационной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции.

Определение от 21 января 2015 г. по делу № 308-ЭС14-2538

ООО «Ж.» обратилось с иском к войсковой части о взыскании 2384703,85 руб. неосновательного обогащения и 182809,01 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением арбитражного суда иск удовлетворен. В связи с допущенными судом первой инстанции нарушениями норм процессуального права суд апелляционной инстанции рассмотрел дело по правилам суда первой инстанции и отменил решение, принял отказ от иска в части взыскания процентов, в этой части производство по делу прекратил; в остальной части иска отказал. ФАС округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

ООО «Ж.» указывает на фактически сложившиеся между сторонами в спорном периоде отношения по оказанию ООО «Ж.» войсковой части услуг по вывозу твердых бытовых отходов, о которых войсковая часть просила ООО «Ж.» и оказание которых без претензий по качеству не отрицала. При этом ООО «Ж.» указывает на отсутствие у него оснований сомневаться в оплате войсковой частью услуг, оказанных в период после окончания действия предыдущего государственного контракта и до заключения следующего контракта на вывоз отходов, поскольку войсковая часть направила в его адрес гарантийное письмо от 31.12.2012, а ранее при возникновении аналогичных ситуаций никогда не отказывалась от оплаты соответствующих услуг.

Кроме того, ООО «Ж.» указывает, что, оказывая спорные услуги, оно исходило из необходимости предотвращения неблагоприятных санитарно-эпидемиологических последствий ввиду скопления на территории войсковой части большого количества отходов, а также недопустимости подрыва боеготовности войсковой части.

06.02.2012 между войсковой частью (заказчик) и ООО «Ж.» (подрядчик) заключен государственный контракт сроком действия до 15.12.2012, в соответствии с которым ООО «Ж.» обязалось вывозить отходы с территории войсковой части и размещать их в местах захоронения, а войсковая часть — принимать и оплачивать выполненные работы.

По истечении срока действия контракта войсковая часть направила ООО «Ж.» письмо от 31.12.2012, в котором просила не прекращать вывоз отходов до момента заключения по итогам аукциона нового государственного контракта, гарантировала оплату оказанных услуг по факту вывоза.

В период с 16.12.2012 по 10.03.2013 ООО «Ж.» продолжало оказывать войсковой части услуги по вывозу отходов, а войсковая часть подписывала соответствующие акты без претензий по объему, качеству и срокам оказания услуг, в подтверждение чего представлены счёта-фактуры.

Письмом от 26.03.2013 войсковая часть отказалась от оплаты оказанных в период с 16.12.2012 по 10.03.2013 услуг ввиду отсутствия между сторонами договорных отношений в этот период.

ООО «Ж.» ссылается на образовавшуюся на стороне войсковой части задолженность по оплате услуг в сумме 2384703,85 руб.

Суд первой инстанции, руководствуясь ст. ст. 8, 1102, 1105 ГК РФ пришел к выводу о том, что в отсутствие заключенного контракта при сложившихся между сторонами фактических отношениях по вывозу отходов неуплата войсковой частью стоимости принятых услуг привела к образованию на ее стороне неосновательного обогащения за счёт оказавшего услуги ООО «Ж.».

Суд апелляционной инстанции, сославшись на ФЗ от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд», пришел к выводу, что оказание ООО «Ж.» услуг в отсутствие государственного (муниципального) контракта, заключение которого являлось в данном случае обязательным в соответствии с Законом № 94-ФЗ, свидетельствует о том, что ООО «Ж.» не могло не знать, что услуги оказываются им при очевидном отсутствии обязательства со стороны войсковой части, а фактическое оказание ООО «Ж.» услуг войсковой части не может влечь возникновения на ее стороне неосновательного обогащения. При этом суд указал на установленную Постановлениями Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 N 18045/12, от 04.06.2013 N 37/13 практику разрешения споров по оплате фактически выполненных работ в отсутствие госконтракта в случае, когда его заключение является для сторон обязательным.

Из судебных актов следует, что не отрицались и не оспаривались ни факт выполнения ООО «Ж.» спорных работ в отсутствие контракта, ни их объем, качество или стоимость, в подтверждение чего представлены подписанные войсковой частью без замечаний акты выполненных работ.

Единственным основанием для отказа в удовлетворении требования ООО «Ж.» послужила сформулированная ВАС РФ в Постановлениях Президиума от 28.05.2013 N 18045/12 и от 04.06.2013 N 37/13 правовая позиция о недопустимости в отсутствие государственного (муниципального) контракта взыскания в качестве неосновательного обогащения стоимости поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг для государственных или муниципальных нужд в пользу контрагентов, которые вправе вступать в договорные отношения с бюджетными учреждениями исключительно посредством заключения таких контрактов в соответствии с требованиями Закона № 94-ФЗ.

В этих Постановлениях указывается, что согласование сторонами выполнения подобных работ без соблюдения требований Закона № 94-ФЗ и удовлетворение требований о взыскании неосновательного обогащения, по существу, открывают возможность для недобросовестных исполнителей работ и государственных (муниципальных) заказчиков приобретать незаконные имущественные выгоды в обход Закона № 94-ФЗ, тогда как никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения.

Поэтому поставка товаров, выполнение работ и оказание услуг без государственного (муниципального) контракта, подлежащего заключению в случаях и в порядке, предусмотренных Законом № 94-ФЗ, свидетельствуют о том, что лицо, поставлявшее товары, выполнявшее работы или оказывавшее услуги, не могло не знать, что работы выполняются им при очевидном отсутствии обязательства, в связи с чем в этом случае требование об оплате товаров, работ или услуг в качестве неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению в силу п. 4 ст. 1109 ГК РФ.

Разделяя такой подход к разрешению споров об оплате товаров, работ и услуг для государственных (муниципальных) нужд в отсутствие государственного (муниципального) контракта, Судебная коллегия пришла к выводу, что продолжительность и содержание отношений сторон, а также иные фактические обстоятельства споров, применительно к которым была сформулирована изложенная правовая позиция, существенно отличаются от обстоятельств настоящего спора.

Во-первых, в данных делах спорные работы носили разовый характер (текущий ремонт здания, очистка инженерных систем отопления и водоотведения), тогда как в настоящем деле до начала спорного периода между сторонами действовал заключенный в установленном порядке госконтракт, а после окончания спорного периода госконтракт войсковой частью был снова заключен с ООО «Ж.». Прекращение ООО «Ж.» вывоза отходов в спорном периоде противоречило бы требованию п. 1 ст. 13 ФЗ от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» о регулярной очистке от отходов территорий муниципальных образований.

Таким образом настоящий спор касается длящихся и регулярных отношений между ООО «Ж.» и войсковой частью по вывозу отходов.

Во-вторых, в данных делах речь шла о работах, которые могли и должны быть отложены до заключения сторонами в установленном порядке соответствующих государственных контрактов. Как следует из материалов настоящего дела, продолжая вывоз отходов, ООО «Ж.» исходило из недопустимости создания аварийной ситуации и подрыва боеготовности войсковой части.

Таким образом, ООО «Ж.» на регулярной основе продолжало выполнение спорных работ, не терпящих отлагательства, до момента заключения госконтракта в установленном порядке.

Наконец, поскольку ФЗ от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения признается одним из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду, а п. 1 ст. 22 данного Закона устанавливается требование о сборе, использовании, обезвреживании, транспортировке, хранении и захоронению отходов производства и потребления, Судебная коллегия считает, что деятельность ООО «Ж.», вывозившего отходы с территории войсковой части в спорном периоде в отсутствие госконтракта, была направлена на защиту охраняемых законом публичных интересов.

С учетом указанной направленности деятельности ООО «Ж.» в спорном периоде, длительного и регулярного характера его договорных отношений с войсковой частью, отсутствия претензий со стороны заказчика относительно объема и качества выполненных работ, у судов не было оснований применять к заявленному требованию правовую позицию о недопустимости в отсутствие государственного (муниципального) контракта взыскания в качестве неосновательного обогащения стоимости поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг для государственных или муниципальных нужд в пользу контрагентов, которые вправе вступать в договорные отношения с бюджетными учреждениями исключительно посредством заключения таких контрактов в соответствии с требованиями Закона № 94-ФЗ.

Отказ в иске со ссылкой на несоблюдение требований Закона № 94-ФЗ, принятого в обеспечение одних публичных интересов, в том числе для предотвращения злоупотреблений в сфере размещения заказов, по существу, противопоставлялся бы другим публичным интересам — закрепленным в Законе № 52-ФЗ гарантиям санитарно-эпидемиологического благополучия населения, обеспечивающим реализацию конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду. Такое противопоставление при отсутствии в действиях подрядчика намерения обойти закон либо признаков недобросовестности или иного злоупотребления при осуществлении спорной деятельности в отсутствие госконтракта противоречит задачам судопроизводства.

Судебная коллегия отменила постановление апелляционного суда в части отказа в иске и иск удовлетворила.

Определение от 19 января 2015 г. № 306-ЭС14-1927

ООО «З.» обратилось с заявлением о признании недействительными отказов управления Росреестра в государственной регистрации договора дарения доли в праве на земельный участок, перехода права общей долевой и права общей долевой собственности на участок, обязании осуществить регистрацию.

Решением арбитражного суда требования удовлетворены. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа оставил судебные акты без изменения.

ООО «З.» и индивидуальному предпринимателю С. на праве общей долевой собственности принадлежит земельный участок общей площадью 24188 кв. м, категория земель — земли населенных пунктов, вид разрешенного использования — для строительства многоэтажных жилых домов.

Доля ООО «З.» в праве общей долевой собственности составляет 95163/100000, доля С. — 4837/100000.

На участке расположены принадлежащие ООО «З.» нежилое здание (инкубаторий) общей площадью 467,5 кв. м, нежилое здание (цыплятник) общей площадью 536,5 кв. м, незавершенный строительством объект со степенью готовности 26% площадью застройки 705,1 кв. м, а также принадлежащее С. административное здание общей площадью 142,3 кв. м.

Между ООО «З.» (даритель) и К. (одаряемый) заключен договор дарения от 31.05.2012, в соответствии с которым даритель безвозмездно передает одаряемому 3500/100000 доли в праве общей долевой собственности на данный участок.

В соответствии с договором дарения после его государственной регистрации доли в праве собственности на участок распределятся следующим образом: доля ООО «З.» составит 91663/100000; доля К. — 3500/100000; доля С. — 4837/100000.

Стороны договора дарения обратились в управление с заявлением о государственной регистрации договора дарения, перехода права собственности и права общей долевой собственности на участок.

Сообщениями от 28.07.2012 управление отказало в регистрации договора дарения и прав по тем основаниям, что участок имеет ограничение в виде ипотеки в силу закона, не снятой в установленном порядке. Также управление со ссылкой на абз. 5 п. 4 ст. 35 ЗК РФ указало на невозможность отчуждения участка без одновременного отчуждения находящихся на нем зданий, принадлежащих дарителю.

Суды пришли к выводу об отсутствии у управления оснований для отказа в регистрации, поскольку на момент принятия оспариваемых сообщений в ЕГРП отсутствовали сведения об ограничении (обременении) прав на спорный участок. Также суды исходили из того, что установленный абз. 5 п. 4 ст. 35 ЗК РФ запрет на отчуждение участка, на котором находится здание, без одновременного отчуждения самого здания не распространяется на другую часть участка, не занятую этим зданием.

Согласно п. 1 ст. 36 ЗК РФ граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти участки в соответствии с ЗК РФ.

В соответствии с подп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ одним из основных принципов земельного законодательства является принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

В развитие данного принципа п. 4 ст. 35 ЗК РФ запрещает отчуждение земельного участка без находящихся на нем зданий, строений, сооружений в случае, если они принадлежат одному лицу.

Согласно разъяснениям п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения, сооружения в случае, если они принадлежат одному лицу, не допускается. Поэтому сделки, воля сторон по которым направлена на отчуждение здания, строения, сооружения без соответствующего земельного участка или отчуждение земельного участка без находящихся на нем объектов недвижимости, если участок и расположенные на нем объекты принадлежат на праве собственности одному лицу, являются ничтожными.

Таким образом, в случае, если земельный участок и расположенные на нем объекты недвижимости принадлежат на праве собственности одному лицу, сделка по отчуждению части этого участка не может быть совершена без отчуждения части находящихся на этом участке объектов недвижимости.

Следовательно, в связи с тем, что по договору дарения К. передана доля в праве общей долевой собственности на земельный участок без доли в праве собственности на объекты недвижимости, находящиеся на этом участке, этот договор является ничтожным на основании ст. ст. 166, 168 ГК РФ и ст. 35 ЗК РФ.

Право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней (п. 1 ст. 131 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 20 ФЗ от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в государственной регистрации прав может быть отказано, если документы, представленные на регистрацию, по содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства; не представлены документы, необходимые в соответствии с данным Законом для регистрации, в случаях, если обязанность по предоставлению таких документов возложена на заявителя.

Поскольку сторонами договора дарения не были представлены в управление документы, подтверждающие отчуждение доли в принадлежащих ООО «З.» объектах недвижимости, основания для признания недействительными отказов управления в регистрации договора дарения доли в праве на земельный участок, перехода права общей долевой и права общей долевой собственности на участок отсутствовали.

Судебная коллегия отменила все судебные акты по делу и в удовлетворении требований отказала.

Определение от 29 декабря 2014 г. по делу № 308-ЭС14-1226

Е., Л. и О. обратились с иском к ОАО «В.» о признании недействительным решения внеочередного общего собрания акционеров по вопросу об утверждении Положения о выплате вознаграждений и компенсаций членам совета директоров.

Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. ФАС округа судебные акты отменил, направил дело на новое рассмотрение.

07.12.2007 советом директоров ОАО «В.» по требованию акционера, владеющего более чем 10% голосующих акций, принято решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров в форме заочного голосования с включением в повестку дня вопроса о выплате вознаграждений и компенсаций членам совета директоров.

Сообщение о проведении общего собрания размещено ОАО «В.» в газете от 13.12.2007.

По результатам проведенного 14.01.2008 заочного голосования собранием акционеров ОАО «В.» в том числе принято решение об утверждении Положения о выплате вознаграждений и компенсаций членам совета директоров, оформленное протоколом от 21.01.2008.

Действительность данного решения поставлена под сомнение акционером ОАО «В.» О., не принимавшей участие в собрании и не голосовавшей по вопросам повестки дня, со ссылкой на п. 7 ст. 49 ФЗ от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в редакции, действовавшей в спорный период).

Впоследствии аналогичные требования заявлены другими акционерами — Е. и Л. Суд объединил дела в одно производство.

Суд первой инстанции указал, что ОАО «В.» при подготовке внеочередного общего собрания акционеров нарушены требования п. 1 ст. 52, п. 2 ст. 60 Закона № 208-ФЗ, а именно: акционеры, обратившиеся с иском в суд, не извещались о проведении общего собрания и им не предоставлялись бюллетени для голосования. Это, как указал суд, повлекло ущемление прав акционеров на участие в управлении делами общества и на участие в принятии решений, а также лишило их возможности влиять законным способом на мнения других акционеров.

При этом суд констатировал, что условия утвержденного на собрании Положения о выплате вознаграждений и компенсаций членам совета директоров в части одной из составляющих вознаграждения председателя совета директоров, равной 4% от суммы, перечисленной в фонд (резерв) сомнительных долгов за предыдущий отчетный период, не имеют под собой разумной экономической основы и влекут значительный ущерб как для акционеров, так и для общества в целом.

Суд округа счел, что, поскольку при проведении общего собрания акционеров в форме заочного голосования ни Законом № 208-ФЗ, ни уставом ОАО «В.» не определено место вручения акционерам под роспись бюллетеней для голосования, судам следовало установить волеизъявление истцов по вопросу о выборе ими способа получения бюллетеней, проверив, подавали ли они в общество заявления о направлении им бюллетеней почтовыми отправлениями. Также суд округа заключил, что суды не имели полномочий на проведение оценки решения, принятого высшим органом управления общества, на предмет его экономической целесообразности, а выводы судов о негативных экономических последствиях оспариваемого решения не являются основаниями для признания такого решения незаконным.

Согласно п. 7 ст. 49 Закона № 208-ФЗ акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований данного Закона, иных правовых актов РФ, устава общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и этим решением нарушены его права и законные интересы.

В силу абз. 3 п. 1 ст. 52 Закона № 208-ФЗ сообщение о проведении общего собрания акционеров должно быть направлено каждому лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в общем собрании, заказным письмом, если уставом общества не предусмотрен иной способ направления сообщения в письменной форме, или вручено каждому из этих лиц под роспись либо, если это предусмотрено уставом общества, опубликовано в доступном для всех акционеров печатном издании, определенном уставом общества.

Пункт 2 ст. 60 Закона об № 208-ФЗ предусмотрено, что при проведении общего собрания акционеров в форме заочного голосования бюллетень для голосования должен быть направлен или вручен под роспись каждому лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в общем собрании. Бюллетень направляется заказным письмом, если уставом общества не предусмотрен иной способ направления. Уставом общества с числом акционеров более 500000 может быть предусмотрено опубликование бланков бюллетеней для голосования в доступном для всех акционеров печатном издании, определенном уставом общества.

Исходя из буквального значения слов и выражений, содержащихся в уставе ОАО «В.», с учетом приведенных норм корпоративного законодательства суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что в данном случае на данном обществе лежала безусловная обязанность по письменному направлению акционерам как извещений о предстоящем собрании, так и бюллетеней для голосования, причем вне зависимости от того, подавали они в общество заявления о направлении им этих документов почтой или нет.

В материалах дела не имеется доказательств направления истцам уведомлений о собрании либо бюллетеней для голосования.

Не располагая информацией о собрании, акционеры были лишены возможности получить бюллетени лично по месту нахождения ОАО «В.».

Как разъяснено в п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах», суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение общего собрания акционеров, если голосование истца не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков акционеру; для отказа в иске о признании решения общего собрания недействительным по указанным основаниям необходима совокупность перечисленных обстоятельств. Совокупность таких оснований по данному делу отсутствовала.

Так, судами первой и апелляционной инстанций обоснованно констатировано существенное нарушение порядка созыва и подготовки общего собрания акционеров.

Допущенные нарушения воспрепятствовали Е., Л. и О. в реализации их права на участие в принятии решений, связанных с управлением обществом. При этом данное право принадлежат всем акционерам независимо от того, каким количеством акций они владеют.

Пункт 2 ст. 64 Закона об № 208-ФЗ установлено, что по решению общего собрания акционеров членам совета директоров в период исполнения ими своих обязанностей могут выплачиваться вознаграждение и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими функций членов совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Следовательно, выплату вознаграждения членам совета директоров общества Закон связывает с выполнением ими управленческих функций.

Рассматривая вопрос о возникновении негативных последствий на стороне ОАО «В.» и его акционеров вследствие принятия оспариваемого решения общего собрания, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно приняли во внимание предназначение фонда (резерва) сомнительных долгов и правильно указали, что обусловленная выполнением управленческих функций выплата вознаграждения председателю совета директоров в данном случае не имела разумной экономической связи с утвержденной собранием расчётной формулой.

Вопреки доводам третьего лица Г. ответчиком по спору о признании недействительным решения общего собрания акционеров об установлении выплат членам совета директоров является акционерное общество.

Ссылки Г. на нарушение прав и законных интересов Ф. отклоняются. Из заявлений и ходатайств Ф. видно, что она поддерживает правовую позицию истцов. Само по себе привлечение ее к участию в деле при новом рассмотрении спора не может рассматриваться в качестве процессуального препятствия для разрешения по существу кассационной жалобы О.

Г. ошибочно ссылается на наличие безусловных оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции. Привлечение всех членов совета директоров ОАО «В.» к участию в деле не является обязательным.

Допущенные судом округа нарушения норм материального права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов акционеров Е., Л. и О.

Судебная коллегия отменила постановление кассационной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции.

Карасева С.Ю. Обзор практики рассмотрения дел Верховным Судом РФ // СПС КонсультантПлюс. 2015.


   


Запись на обучение

Вступление в Торгово — промышленную палату Краснодарского края
14.07.2014 ООО «Бартон» подала заявку на членство в…

Начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп»
23.06.2014 начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп» -…

Начато тендерное сопровождение мебельной компании «Дельта»
30.04.2014 начато тендерное сопровождение мебельной…

Все новости



Отзыв Соколовской Оксаны Евгеньевны
Спасибо за очное обучение по учебным программам…

Отзыв Агаревской Елены Юрьевны
Спасибо, очень понравилось обучение в вашем учебном…

Отзыв Коптяевой Марины Александровны
Спасибо за дистанционное обучение по образовательной…

Все отзывы

Мы Вам перезвоним


  1. В какое время? (в рабочие дни с 9.00 до 18.30)










    Защита от спама, если вы человек - выберите эту опцию.