Яндекс.Метрика
http://barton.ru/
Обучение навыкам организации и участия в закупках (тендерах). Очное, корпоративное в Краснодаре, Сочи, Краснодарском крае и Республике Крым, дистанционное по всей стране. Сопровождение в закупках по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Выдача электронной подписи. Аккредитация на электронных торговых площадках.
8 (861) 292 77 04

8 (978) 071 69 85

tender@barton.ru

Обучение Заказчиков

по 44-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

по 223-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Обучение Поставщиков

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Дистанционное обучение

по 44-ФЗ

по 223-ФЗ


Услуги

Обязанность доказывания в деле о банкротстве



ОБЯЗАННОСТЬ ДОКАЗЫВАНИЯ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ
П.А. МАРКОВ, Л.А. БАРКОВА
Марков Павел Алевтинович, судья Арбитражного суда города Москвы, доктор юридических наук, доцент. Специалист по гражданскому и арбитражному праву, арбитражному процессу.
Родился 21 августа 1965 г. в г. Елабуге, Татарская АССР. В 1993 г. окончил Военный институт МО РФ.
Автор многочисленных публикаций в юридической печати.
Баркова Лариса Алексеевна, консультант ОАКО Арбитражного суда города Москвы.
Родилась 10 мая 1990 г. в г. Апатиты Мурманской обл. В 2012 г. окончила Всероссийскую государственную налоговую академию при Министерстве финансов Российской Федерации. Аспирантка Тверского государственного университета.
Автор статьи «О правовой природе договоров по распоряжению имуществом, принадлежащим подопечному» (Вестник ТвГУ. 2012. № 4).
В настоящей статье дается понятие доказывания и его роль в деле о банкротстве. Дается характеристика субъектов доказывания в деле о банкротстве и их процессуальные возможности.
Ключевые слова: доказывание, субъекты доказывания, дело о банкротстве, истребование доказательств.
The duty of proof in the bankruptcy case
P.A. Markov, L.A. Barkova
This article is about proof and its role in bankruptcy. It provides the legal assessment of the subjects of proof in the bankruptcy case and their procedural capabilities.
Key words: proof, subjects of proof, bankruptcy proceedings, vindication of evidence.
Доказывание играет важнейшую роль в теории и практике гражданского и арбитражного процесса, т.к. на основе исследований доказательств суд приходит к выводу о наличии прав или обязанностей в материально-правовых отношениях [3]. В теории арбитражного права к субъектам доказывания относятся те участники судебного процесса, которые своими инициативными действиями способствуют подтверждению или опровержению исковых требований, т.е. в первую очередь стороны, как самые заинтересованные участники доказательственного процесса [6. С. 512]. Однако рассмотрение дел о банкротстве характеризуется особым составом участников, качественный состав которых определяется публичной спецификой дел о банкротстве, и соответственно необходимостью учета множества сталкивающихся интересов участников правоотношений [1]. В связи с этим изучение процессуальных особенностей правового статуса субъектов доказывания в деле о банкротстве представляет значительный научный и практический интерес.
В научной литературе под доказыванием понимается деятельность субъектов доказывания в арбитражном процессе по обоснованию обстоятельств дела с целью его разрешения [11. С. 131]. Доказывание осуществляется в рамках арбитражного процесса. Следовательно, его участники являются участниками арбитражно-процессуальных правоотношений. Данные субъекты возможно подразделить на 3 группы: а) арбитражные суды как органы, разрешающие споры (дела); б) лица, участвующие в деле, защищающие свои или чужие права и законные интересы и имеющие юридическую заинтересованность в исходе арбитражного процесса; в) лица, содействующие отправлению правосудия [6. С. 50]. Вместе с тем, с учетом разного уровня интереса к исходу дела о банкротстве, классификация субъектов, участвующих в процессе, имеет некоторые особенности. Отмечается, что дифференциация участников дела на две группы лиц: а) участвующих в деле о банкротстве (ст. 34 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и б) участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве (ст. 35 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») обусловливается разным уровнем их отношений к должнику. Если к лицам, участвующим в традиционном арбитражном процессе, относятся стороны, третьи лица и заявители, а к лицам, участвующим в процессе, — эксперты, специалисты, переводчики и т.д. (ст. 54 АПК РФ), то законодательство о банкротстве вкладывает в классификацию участников процесса другой смысл.
В группу лиц, участвующих в деле, т.е. имеющих полный объем процессуальных прав и обязанностей, предоставленных АПК РФ и Законом о банкротстве, включаются те лица, чьи имущественные интересы затрагиваются рассмотрением дела. К ним относятся должники и кредиторы (в т.ч. уполномоченный орган и федеральный орган исполнительной власти), а также арбитражный управляющий, непосредственно занимающийся осуществлением процедур банкротства. В связи с тем, что дела о банкротстве не относятся к делам искового производства, в состав его участников не могут быть включены третьи лица, имеющие право заявлять самостоятельные требования относительно предмета спора.
К остальным участникам правоотношений с участием должника относят тех, чьи личные неимущественные и имущественные интересы потенциально могут иметь отношение к результатам рассмотрения дела. В данном случае речь идет о лицах, содействующих осуществлению правосудия, представителей работников, собственника имущества, учредителей должника; представителей собрания или комитета кредиторов и т.д. Данным лицам предоставлена лишь возможность участвовать в судебном разбирательстве с правом совещательного голоса.
Однако особый научный и практический интерес представляет не классификация участников арбитражно-процессуальных правоотношений, а изучение их процессуальных возможностей как субъектов доказывания в деле о банкротстве. При этом наибольшую актуальность имеет исследование вопроса о том, является ли суд субъектом доказывания по делам о банкротстве. В научной литературе мнения ученых по данному вопросу разделились. В зависимости от ответа на вопрос, является ли суд субъектом доказывания или это преимущественно деятельность сторон, в науке гражданского и процессуального права выделяются две противоположные концепции.
Л.А. Ванеева и А.Ф. Клейнман полагают, что доказывание — это только деятельность сторон, основанная на совокупности процессуальных прав и свобод. По их мнению, судебное доказывание состоит из деятельности по убеждению суда в истинности утверждений сторон, процесс познания осуществляется судом, а доказывание — лицами, участвующими в деле. Представители первой концепции утверждают, что субъектами доказывания являются только стороны, а под судебным доказыванием понимается убеждение в своей правоте в споре органа, разрешающего данный конфликт [2. С. 11, 47].
Представители противоположной концепции исходят из позиции, что в круг субъектов судебного доказывания следует включать и суд. К.С. Юдельсон отстаивал точку зрения о том, что судебное доказывание представляет собой деятельность субъектов процесса по установлению объективной истинности наличия или отсутствия фактов, необходимых для разрешения спора между сторонами [13. С. 33 — 34]. Развивая данную позицию, С.В. Курылев считал, что суд является не только субъектом доказывания, но и выступает в качестве самого полномочного субъекта доказывания, т.к. объем процессуальных прав суда значительно шире, чем у любого участника дела [8. С. 33].
Вторая концепция, отправной точкой которой является активная позиция суда, самостоятельно определяющего, какие обстоятельства имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, представляется более обоснованной. Мы солидарны с мнением М.К. Треушникова в том, что «реализация идеи пассивного поведения суда в доказывании в процессуальном законе может привести к затруднениям в практике рассмотрения и разрешения конкретных дел в судах общей юрисдикции или арбитражных судах» [12. С. 35].
В соответствии с п. 1 ст. 32 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» дела о банкротстве юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, рассматриваются арбитражным судом. Арбитражный суд в данных делах в соответствии с действующим законодательством о банкротстве наделен достаточно широкими полномочиями, способствующими осуществлению целей и задач, установленных ст. 2 АПК РФ, а именно защите нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о несостоятельности (банкротстве). Многообразие данных полномочий определило возникновение различных мнений и дискуссий о характере полномочий арбитражного суда в делах о несостоятельности (банкротстве). Помимо прочего, арбитражный суд в деле о несостоятельности исполняет не только функции, связанные с осуществлением правосудия, но также функции, носящие административный характер. К таким функциям можно отнести осуществление арбитражным судом контроля за работой арбитражного управляющего, рассмотрение жалоб на его действия, заслушивание его отчетов и т.д.
Специфика защиты прав как должника, так и кредитора при рассмотрении дела о банкротстве заключается в том, что целью рассмотрения дела арбитражным судом является не решение суда и не установление факта, имеющего правовое значение, а урегулирование конфликта, возникающего из-за неспособности участника экономического оборота расплатиться по своим долгам [12]. Несостоятельность должника подтверждается достаточно ограниченным определенным кругом доказательств, к которым в основном относятся письменные (бухгалтерские и иные письменные документы). Свидетельские показания, вещественные доказательства и объяснения используются крайне редко [12]. Вместе с тем, для выявления фактов, свидетельствующих о фиктивном и преднамеренном банкротстве, суд вправе воспользоваться экспертизой (п. 3 ст. 50 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). При этом данной возможностью суд вправе воспользоваться по своей инициативе , что доказывает активную позицию суда в вопросе сбора доказательств. В то же время по общему правилу суд по ходатайству лиц, участвующих в деле, вправе истребовать доказательства или отказать в ходатайстве исходя из конкретных обстоятельств дела. Так, например, нами разделяется обоснованность позиции, в соответствии с которой в удовлетворении ходатайства Агентства по страхованию вкладов в деле о банкротстве кредитной организации об истребовании сведений о финансовом состоянии других юридических лиц может быть отказано, т.к. эти действия затрагивают интересы контрагентов банка (дебиторов), не являющихся лицами, участвующими в деле о банкротстве [9. С. 22 — 29].
———————————
Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. ФЗ от 02.07.2013 № 189-ФЗ) // СПС КонсультантПлюс. URL: consultant/document/cons_doc_LAW_156350/?frame=9#p1706 (дата обращения 25.08.2014).
Наиболее важную роль в деле о банкротстве играет арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий, конкурсный управляющий), который во многом наряду с арбитражным судом обусловливает успешность решения задач арбитражного процесса. Специфика его процессуального статуса проявляется в том, что он не является участником имущественного конфликта, вызванного несостоятельностью должника, вследствие чего имущественный интерес в результате судебного разбирательства у него отсутствует [12]. В соответствии с п. 6 ст. 24 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» при проведении процедур банкротства арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, что обусловливает особенности его процессуального статуса. Назначение управляющего на должность арбитражным судом является следствием наличия интересов и прав государства по нейтрализации негативных последствий для гражданского оборота, вызванных неудовлетворительным финансовым состоянием должника-банкрота [4. С. 18 — 24].
Арбитражный управляющий имеет статус индивидуального предпринимателя (ст. 20 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). От степени его подготовленности по управлению процедурами банкротства зависит доход управляющего как предпринимателя. К основным обязанностям арбитражного управляющего в деле о банкротстве относится принятие мер по защите имущества должника, анализ его финансового состояния, выявление признаков преднамеренного и фиктивного банкротства и т.д. (п. 2 ст. 20.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Эти обязанности выполняются управляющим в интересах одновременно должника, кредитора и государства.
Наиболее полно процессуальный статус арбитражного управляющего как субъекта доказывания раскрывается при анализе финансового состояния должника, который представляет собой не что иное, как сбор основных доказательств по делу о банкротстве, закладывающий основу правовых гарантий участников процесса достижения целей правосудия, указанных в ст. 2 АПК РФ. Суд, основываясь на результатах данного анализа, предопределяет дальнейшие процедуры банкротства: переходит либо к конкурсному производству, либо к реабилитационным процедурам (финансовое оздоровление и внешнее управление). В связи с этим арбитражному управляющему предоставлены законодателем широкие полномочия в сборе доказательств. Несомненно, что и должник, и кредиторы, и иные участники дела могут представлять доказательства, однако наиболее важную роль в этом процессе законодатель отводит арбитражному управляющему, предоставляя ему равные с кредитором и должником процессуальные права, а в некоторых случаях и дополнительные процессуальные возможности. Согласно пункту 1 статьи 66 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» управляющий вправе получать любую информацию и документы, касающиеся деятельности должника.
В соответствии с п. 2 ст. 126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», начиная с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника. Руководитель должника, а также временный управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему. Согласно ст. 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве арбитражный управляющий осуществляет полномочия руководителя должника в порядке и на условиях, которые установлены Законом о банкротстве. Однако конкурсный управляющий, кроме получения документов от руководителя должника, должен получить документы и сведения от других органов: регистрирующих, налоговых, банков. В случае, если действия лица, у которого управляющим запрашиваются документы, препятствуют исполнению конкурсным управляющим обязанностей, предусмотренных пунктом 2 статьи 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», управляющий может обжаловать указанные действия в установленном законом порядке.
Вместе с тем, на практике нередко встречаются случаи, когда организации отказывают арбитражным управляющим в предоставлении запрашиваемых сведений. В данной ситуации арбитражный управляющий вправе воспользоваться предусмотренным законом алгоритмом действий (ст. 66 АПК РФ). Лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства. В ходатайстве должно быть обозначено доказательство, указано, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место его нахождения.
До недавнего времени судебная практика складывалась в пользу удовлетворения ходатайств арбитражных управляющих по направлению запросов об истребовании доказательств. Однако можно отметить, что не все арбитражные управляющие добросовестно относились к исполнению своих обязанностей и в ряде случаев злоупотребляли ими. Вместо того, чтобы исполнять свои обязанности по сбору необходимых сведений о должнике, арбитражные управляющие необоснованно перекладывали свои функции на арбитражный суд. Так, арбитражный управляющий, утвержденный судом, мог направить в суд запросы об истребовании сведений об имуществе из всех регистрирующих органов, о денежных средствах — из банков, о счетах — из налоговой инспекции, при этом попросив, чтобы ответы были направлены на его адрес, что, на наш взгляд, является частным случаем проявления злоупотребления правом.
Следует отметить, что принципиальное правило о необходимости осуществления гражданских прав в соответствии с социальным назначением дополняется принципиальным запретом осуществления гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребления правом в иных формах (п. 1 ст. 10 ГК РФ). Суть этого принципа заключается в том, что каждый субъект гражданских прав волен свободно осуществлять права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц.
Нарушение данного принципиального запрета в процессе осуществления права является гражданским правонарушением даже при отсутствии специальной нормы, указывающей на неправомерность конкретного действия, имевшего место при осуществлении субъективного права и намерения причинить вред другому лицу. Поэтому злоупотребление правом — самостоятельная, специфическая форма нарушения принципа осуществления гражданских прав в соответствии с их социальным назначением. Следовательно, под злоупотреблением правом вполне обоснованно понимать особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, который связан с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему общего типа поведения.
В 2009 году в целях предотвращения возможности злоупотребления правами со стороны арбитражных управляющих были внесены изменения в Закон о банкротстве. При этом некоторые статьи о полномочиях арбитражных управляющих (в том числе по истребованию доказательств) были существенно расширены. В соответствии с пунктом 1 статьи 20.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий в деле о банкротстве получил право запрашивать необходимые сведения о должнике, принадлежащем ему имуществе, в том числе об имущественных правах, и об обязательствах должника у физических лиц, юридических лиц, государственных органов и органов местного самоуправления. Физические лица, юридические лица, государственные органы и органы местного самоуправления обязаны предоставлять запрошенные арбитражным управляющим сведения в течение семи дней со дня получения запроса без взимания платы.
В связи с появлением изменений в законодательстве изменилась судебная практика в отношении ходатайств арбитражных управляющих по истребованию доказательств. Суды стали отказывать в удовлетворении ходатайств. Согласно судебной практике (дело № А40-80664/11-88-230) временный управляющий Кириченко И.С. обратился в АКБ «Московский индустриальный банк» с заявлением предоставить сведения по расчетным счетам должника. После отказа банка в предоставлении сведений со ссылкой на ФЗ «О банках и банковской деятельности» (банковская тайна) временный управляющий обратился с иском в Арбитражный суд города Москвы. Суд решением от 10.10.2011, признав действия банка незаконными, обязал его представить временному управляющему сведения по расчетным счетам должника. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2011 решение отменено. Однако Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.03.2012 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2011 отменено, решение Арбитражного суда города Москвы от 10.10.2011 оставлено в силе. В частности, ФАС МО указал, что нормы ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» имеют приоритет перед нормами Закона «О банках и банковской деятельности». Сложившаяся судебная практика подтверждает позицию суда. Таким образом, представляется, что механизм истребования доказательств арбитражным управляющим в настоящее время находится в стадии совершенствования, что позитивно влияет на эффективность выполнения его полномочий как субъекта доказывания.
Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод, что наряду со всеми другими субъектами доказывания имеющиеся обширные полномочия арбитражного управляющего по вопросам сбора сведений делают его наиболее важным субъектом доказывания в делах о банкротстве. Вместе с тем механизм истребования доказательств арбитражным управляющим, как показывает анализ правоприменительной практики, нуждается в дальнейшем совершенствовании.
Список литературы
КонсультантПлюс: примечание.
Учебник «Арбитражный процесс» (отв. ред. В.В. Ярков) включен в информационный банк согласно публикации — Инфотропик Медиа, 2010 (4-е издание, переработанное и дополненное).
1. Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. В.В. Ярков. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Инфотропик Медиа, 2012. 880 с.
2. Ванеева Л.А. Судебное познание в науке советского гражданского процессуального права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1969. 17 с.
3. Гусяков В.Ю. Процесс доказывания в гражданском и арбитражном процессе: философский аспект // Юридический аналитический журнал. 2005. № 3 — 4. С. 76 — 84.
4. Зинченко С.А., Галов В.В. Правовой статус арбитражного управляющего в системе органов юридического лица и представительства // Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа. 2004. № 6 (ноябрь — декабрь). С. 18 — 24.
5. Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке процессуального права. М., 1967. 119 с.
КонсультантПлюс: примечание.
Учебник «Гражданский процесс» (под ред. А.Г. Коваленко, А.А. Мохова, П.М. Филиппова) включен в информационный банк согласно публикации — «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2008.
6. Коваленко А.Г. Гражданский процесс. 2-е изд., доп. и перераб. М., 2010.
7. Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск: Изд-во БГУ им. В.И. Ленина, 1969. 512 с.
8. Марков П.А. Истребование доказательств в деле о банкротстве кредитной организации // Банковское право. 2007. № 2. С. 22 — 29.
9. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. ФЗ от 02.07.2013 № 189-ФЗ) // СПС «КонсультантПлюс». URL: consultant/document/cons_doc_LAW_156350/?frame=9#p1706 (дата обращения: 25.08.2014).
КонсультантПлюс: примечание.
Учебник «Арбитражный процесс» (отв. ред. В.В. Ярков) включен в информационный банк согласно публикации — Инфотропик Медиа, 2010 (4-е издание, переработанное и дополненное).
10. Решетникова И.В. Доказывание и доказательства в арбитражном процессе // Арбитражный процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. М.: Юристъ, 2001. С. 118 — 156.
КонсультантПлюс: примечание.
Учебник «Арбитражный процесс» (отв. ред. В.В. Ярков) включен в информационный банк согласно публикации — Инфотропик Медиа, 2010 (4-е издание, переработанное и дополненное).
11. Скуратовский М.Л. Рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве) // Арбитражный процесс: Учебник. Под ред. В.В. Яркова. М.: Юристъ, 2001. С. 262 — 287.
12. Треушников М.К. Судебные доказательства. М.: ОАО «Издательский дом «Городец», 2004. 272 с.
13. Юдельсон К.С. Проблемы доказывания в советском гражданском процессе. М., 1951. 292 с.
Марков П.А., Баркова Л.А. Обязанность доказывания в деле о банкротстве // Право и экономика. 2014. № 9. С. 30 — 34.


   


Запись на обучение

Вступление в Торгово — промышленную палату Краснодарского края
14.07.2014 ООО «Бартон» подала заявку на членство в…

Начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп»
23.06.2014 начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп» -…

Начато тендерное сопровождение мебельной компании «Дельта»
30.04.2014 начато тендерное сопровождение мебельной…

Все новости



Отзыв Соколовской Оксаны Евгеньевны
Спасибо за очное обучение по учебным программам…

Отзыв Агаревской Елены Юрьевны
Спасибо, очень понравилось обучение в вашем учебном…

Отзыв Коптяевой Марины Александровны
Спасибо за дистанционное обучение по образовательной…

Все отзывы

Мы Вам перезвоним


  1. В какое время? (в рабочие дни с 9.00 до 18.30)










    Защита от спама, если вы человек - выберите эту опцию.