Яндекс.Метрика
http://barton.ru/
Обучение навыкам организации и участия в закупках (тендерах). Очное, корпоративное в Краснодаре, Сочи, Краснодарском крае и Республике Крым, дистанционное по всей стране. Сопровождение в закупках по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Выдача электронной подписи. Аккредитация на электронных торговых площадках.
8 (861) 292 77 04

8 (978) 071 69 85

tender@barton.ru

Обучение Заказчиков

по 44-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

по 223-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Обучение Поставщиков

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Дистанционное обучение

по 44-ФЗ

по 223-ФЗ


Услуги

Категория «недобросовестность» в законодательстве о размещении заказов на поставку товаров, выполнении работ, оказании услуг для государственных и муниципальных нужд



Мусабирова Динара Анваровна, Набережночелнинский институт (филиал) ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», доцент кафедры гражданского и предпринимательского права, кандидат юридических наук.
В статье рассматриваются основные характеристики термина «недобросовестность», применяемого в сфере размещения заказов на поставку товаров, выполнения работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд. Приводятся и анализируются теоретические исследования ученых в данной области, а также новейшая судебная практика.
Ключевые слова: добросовестность, недобросовестность, законодательство о закупках, государственные и муниципальные нужды, оценочное понятие, реестр недобросовестных поставщиков.
С 1 января 2014 г. утратил силу ФЗ от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее — ФЗ-94), который был призван устанавливать основы правовой регламентации общего порядка выделения бюджетных средств в Российской Федерации для закупки товаров, оплаты работ или услуг, на всех стадиях от выбора способа размещения заказа и разработки необходимой документации до порядка заключения государственного или муниципального контракта.
———————————
Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (в ред. от 31.07.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. № 30. Ст. 3105.
Ему на смену пришел ФЗ от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — ФЗ-44). Указанный акт регулирует отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд в целях повышения эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, обеспечения гласности и прозрачности осуществления таких закупок, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок в части, касающейся: планирования закупок товаров, работ, услуг; определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей); заключения гражданско-правового договора, предметом которого являются поставка товара, выполнение работы, оказание услуги); особенностей исполнения контрактов; мониторинга закупок товаров, работ, услуг; аудита в сфере закупок товаров, работ, услуг; контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.
———————————
Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ (в ред. от 31.12.2013) «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 14. Ст. 1652.
В ст. 6 ФЗ-44 также перечислены принципы, на которых основывается контрактная система в сфере закупок: открытости, прозрачности, обеспечения конкуренции, профессионализма заказчиков, стимулирования инноваций, единства контрактной системы в сфере закупок, ответственности за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужд, эффективности осуществления закупок. Определение данных принципов является нововведением, поскольку ФЗ-94 принципы размещения заказов не называл.
Положения ст. 3.1 ФЗ-44 устанавливают требования к участникам закупок независимо от способа определения поставщиков (исполнителей, подрядчиков). Они практически полностью продублированы в формате предписаний ФЗ-94, но за рядом некоторых исключений. К примеру, критерий об отсутствии участника — юрлица (в т.ч. и информации об учредителях, о членах коллегиального исполнительного органа, лице, исполняющем функции единоличного исполнительного органа участника закупки) в реестре недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей) стал обязательным для всех подобных проводимых торгов.
Указанная категория сведений, содержащихся в особом реестре недобросовестных поставщиков, размещается на официальном сайте соответствующим органом, уполномоченным на ведение реестра контрактов, заключенных по итогам размещения заказов, и органами, уполномоченными на ведение реестра недобросовестных поставщиков .
———————————
Постановление Правительства Российской Федерации от 10 марта 2007 г. № 147 «Об утверждении Положения о пользовании официальными сайтами в сети Интернет для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд и о требованиях к технологическим, программным, лингвистическим, правовым и организационным средствам обеспечения пользования указанными сайтами» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 12. Ст. 1412.
Рассмотренная мера обусловлена тем, что, как и любые иные, обязательства, возникшие в связи с заключением контрактов для удовлетворения государственных и муниципальных нужд, могут находиться под угрозой неисполнения, в т.ч. и ввиду неисполнения контрагентами собственных обязательств.
Именно для предотвращения подобного рода ситуаций и ФЗ-94, и ФЗ-44 предусмотрели такую форму негативных последствий для отдельных категорий поставщиков (подрядчиков, исполнителей), как включение соответствующих лиц в реестр недобросовестных поставщиков, таким образом, исключив возможность их участия в действующих конкурсах или аукционах.
Правовая характеристика этой меры оценивается в специальной литературе неоднозначно, к примеру, ее рассматривают как «один из административно-правовых способов обеспечения исполнения государственных контрактов и стимулирования добросовестности лиц, выигравших государственные (муниципальные) торги» или в качестве «отдельного механизма, призванного обеспечить защиту государственных и муниципальных заказчиков от действий (бездействия) недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей) при заключении и исполнении государственных контрактов» .
———————————
Коваль А.В. К вопросу о правовом регулировании размещения заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2010. № 2.
Письмо Минэкономразвития РФ от 2 мая 2007 г. № 6121-АШ/Д04 «О мерах по предупреждению неблагоприятных последствий от действий недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей) по государственным и муниципальным контрактам» // Вестник Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии. 2007. № 6.
Какие же конкретно лица могут быть включены в этот реестр? На этот вопрос достаточно лаконично отвечает содержание п. 2 ст. 104 ФЗ-44: в реестр недобросовестных поставщиков включается информация об участниках закупок, уклонившихся от заключения контрактов, а также о поставщиках (подрядчиках, исполнителях), с которыми контракты расторгнуты по решению суда или в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта в связи с существенным нарушением ими условий контрактов.
Уполномоченным органом по выявлению соответствующих нарушений в области размещения заказов и включению лиц в реестр недобросовестных поставщиков является Федеральная антимонопольная служба РФ (далее — ФАС) и ее территориальные органы .
———————————
См.: Коваль А.В. Указ. соч.
Однако в некоторых случаях заказчики, исполняя собственные обязательства, толкуют указанную норму как возможность требования по предъявлению участниками размещения заказа дополнительного, не предусмотренного в соответствующем законодательном предписании требования о представлении в составе заявки на участие в торгах документов и сведений, подтверждающих обстоятельство отсутствия сведений о них в реестре недобросовестных поставщиков. Указанное, по своей сути, приводит к тому, что требования к участнику размещения заказа, заменяются требованиями к составу заявки участников размещения заказа . Неправомерность такого положения дел была отмечена и в акте рекомендательного характера исполнительных органов власти: «Заказчик, конкурсная или аукционная комиссия проверяет соответствие участников размещения заказа установленному требованию и не вправе возлагать на участников размещения заказа эту обязанность» .
———————————
Обзор административной практики в сфере размещения заказов для государственных и муниципальных нужд (апрель 2011 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
Письмо Роспотребнадзора от 14 сентября 2007 г. № 0100/9419-07-32 «О порядке применения процедур размещения заказов для государственных нужд» // Официальные документы в образовании. 2007. № 30.
Понятия «добросовестность» и «недобросовестность» зачастую рассматриваются в литературе как парные, кроме того, очень часто содержание одного термина опосредуется смыслом другого . Верна и следующая формула: «Соотношение правовых понятий добросовестности и недобросовестности определяет их границы. Там, где заканчивается добрая совесть, начинается недобросовестность; нейтральная область исключена. Поэтому невозможно определить добросовестность и не коснуться при этом вопроса о том, что понимается под недобросовестностью» .
———————————
См., напр.: Белов В.А. К вопросу о недобросовестности налогоплательщика: критический анализ правоприменительной практики. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 96; Папкова О.А. Усмотрение суда. М.: Статут, 2005. С. 413; Рябов А.А. Гражданско-правовые основы изменения квалификации сделок в налоговом праве // Цивилист. 2012. № 2. С. 30 — 40; Пилипенко А.А. Категория «добросовестность» в налогово-правовой сфере: научные и прикладные подходы // Финансовое право. 2012. № 5. С. 26 — 29.
Самойлов Е.Ю. Добросовестность как предпосылка защиты приобретателя в гражданском обороте // Вестник гражданского права. 2009. № 3.
При этом добросовестность является одним из ключевых понятий частного права, однако на сегодняшний день не разработаны единообразные подходы к ее определению и содержанию.
Между тем среди наиболее существенных новелл, внесенных в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации , ФЗ от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» , следует выделить новую формулировку ст. 1: «При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно». Таким образом, законодатель возвел добросовестность в ранг принципов гражданского права, что дает толчок к дальнейшему изучению рассматриваемого явления.
———————————
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 23.07.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301.
Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 53 (ч. 1). Ст. 7627.
Между тем в цивилистике нет однозначного единства по вопросу определения понятия добросовестности.
В частности, Г.В. Вердиян указывает, что принцип доброй совести является принципом гражданского права, направленным на достижение равновесия интересов между субъектами отношений, а его содержание — обязанность субъекта, приобретающего и реализующего свои права и обязанности, проявлять должную заботливость о правах и интересах других участников гражданского оборота .
———————————
См.: Вердиян Г.В. Добросовестность в системе принципов гражданского права и основных начал гражданского законодательства // Российская юстиция. 2012. № 11.
По мнению А.В. Татарникова, «принцип добросовестности гражданского права заключается в необходимости для его субъектов действовать без намерения причинения вреда другим участникам гражданских правоотношений, не допуская легкомыслия и небрежности по отношению к возможному причинению вреда, а также соотносить свои действия с типичными гражданско-правовыми моделями поведения участников гражданских правоотношений, правами, свободами и законными интересами других лиц, общества и государства» .
———————————
Татарников А.В. Принципы разумности и добросовестности в гражданском праве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.
Так или иначе, но бесспорен оценочный характер понятия «добросовестность» (как и «недобросовестность»), и он при возникновении споров непосредственно правоприменителем проблематизируется, конкретизируется и индивидуализируется в процессе применения норм законодательства. Следовательно, данная категория «объективно не может иметь нормативной определенности, четкого, единообразного, предельно ясного содержания без привязки к поведению субъекта в конкретной жизненной ситуации» .
———————————
Пилипенко А.А. Категория «добросовестность» в налогово-правовой сфере: научные и прикладные подходы // Финансовое право. 2012. № 5.
Обращая внимание на содержание термина «оценочное понятие», традиционно принято обращаться к работе основополагающего характера в этой сфере под авторством Т.В. Кашаниной, которая пришла к выводу о том, что они представляют собой «не разъясняемый законодателем с тем, чтобы они конкретизировались путем оценки в процессе применения права и позволяли осуществлять в пределах зафиксированной в нем общности индивидуальную регламентацию общественных отношений» .
———————————
Кашанина Т.В. Роль оценочных понятий в правовом регулировании применения советского права: Сб. уч. труд. Свердловск, 1974. Вып. 30.
Все сказанное актуально и для термина «недобросовестность». Значит, его границы устанавливаются усмотрением суда, и, как верно отметил судья Конституционного Суда РФ Г.А. Гаджиев, критерии добросовестности (а значит, и недобросовестности) можно установить только «путем накопления множества решений арбитражных судов можно очертить» .
———————————
См.: Гаджиев Г.А. Конституционные принципы добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективными правами // Государство и право. 2002. № 7.
Между тем в специальной литературе не раз отмечалась глубокая, генетически обусловленная взаимосвязь финансового и гражданского права . Выявленный аспект присущ и бюджетному праву как обособленной части финансового.
———————————
См. подробнее: Карасева (Сенцова) М.В. Гражданско-правовая детерминация налогового права: некоторые теоретические подходы // Финансовое право. 2012. № 12; Чекалов С.С. Причинность взаимодействия налогового и гражданского права // Финансовое право. 2012. № 12; Саттарова Н.А. Современные аспекты межотраслевых связей финансового права // Финансовое право. 2012. № 5.
В этом плане абсолютно права Н.А. Саттарова, указывая, что институт государственных и муниципальных закупок является наглядным примером проявления межотраслевых связей бюджетного права , представляется, что в первую очередь это гражданское право, специализирующееся в сфере имущественного оборота.
———————————
См.: Саттарова Н.А. Указ. соч.
В.Е. Белов также подтверждает данный тезис. По его мнению, размещение, заключение и исполнение государственных контрактных (договорных) обязательств регулируются нормами гражданского права, а вот определение государственных нужд и формирование госзаказов находятся в сфере публично-правового регулирования, которое служит целям поддержания нормальной деятельности государства и его органов .
———————————
См.: Белов В.Е. Указ. соч.
Подобное межотраслевое взаимопроникновение характеризуется и заимствованием терминов. По отношению к исследуемой в данной статье категории особо следует отметить взаимосвязь налогового и гражданского права. Как справедливо отмечается М.В. Карасевой: «Прежде всего, с 2001 г. в практике, а затем и в налоговой теории стала широко обсуждаться проблема возможности использования категории «добросовестность» применительно к налоговым правоотношениям. Хотя в научной литературе подчеркивалось, что категория «добросовестность» является общеправовой, фактически исследование этой категории применительно к налоговому праву всегда опиралось в сущностном и сравнительно-правовом контексте на ее проявление в гражданском праве» . Действительно, при анализе современной правовой литературы можно выявить значительное число работ по данному аспекту, где содержание понятий «добросовестность» и «недобросовестность» существенно отличаются от частноправового толкования .
———————————
Карасева (Сенцова) М.В. Указ. соч.
См. подробнее: Гончарова Ю.В. Определение добросовестности экспортеров при подтверждении ставки 0% по НДС // Финансовое право. 2008. № 6; Месропян Ю.Г. К вопросу о соотношении принципа добросовестности и злоупотребления правом в налоговой сфере // Финансовое право. 2008. № 5; Попов Д.И., Касаткина Н.В. Способы защиты прав добросовестного налогоплательщика в арбитражном суде // Финансовое право. 2005. № 7; Кривошеев И.А. Злоупотребление в налоговом праве и соотношение с понятием недобросовестности // Финансовое право. 2010. № 2; Бадмаев Б.Г. Генезис правового регулирования недобросовестной конкуренции // Финансовое право. 2009. № 10.
Из анализа предписаний ФЗ-44 можно сделать вывод, что термин «недобросовестность» должен трактоваться именно по смыслу норм данного акта, т.е., как и налоговое право, законодательство о размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд наполнило данную категорию собственным, отличным от гражданского права содержанием. При этом исследованное выше понятие не является оценочным — предписания п. 2 ст. 104 ФЗ-44 четко определяют два основания недобросовестности (практически полностью переняв их от ранее действовавшего акта): уклонение от заключения контрактов или расторжение контрактов по решению суда или в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта в связи с существенным нарушением ими условий контрактов.
Можно ли считать подобную формулировку удачной? Вполне понятно, что применение общегражданского смысла дефиниции «недобросовестность» к отношениям со столь сильно выраженным публичным элементом не соответствовало бы особой цели упомянутых правоотношений.
Вместе с тем анализ правоприменительной практики, достаточно значительный массив которой накопился по вопросам оспаривания включения заявителей по конкретному спору в реестр недобросовестных поставщиков, свидетельствует о наличии весьма существенной недостаточности лишь указанных оснований для предотвращения различного рода нарушений в сфере указанных правоотношений.
Во-первых, необходимо отметить, что указанных оснований, как выявила практика, явно недостаточно.
Так, по одному из дел, в вину предпринимателю было вменено представление договора поручительства, заключенного с поручителем, не соответствовавшим требованиям законодательства о недобросовестных поставщиках. По мнению ФАС, это было достаточным основанием для признания поставщика недобросовестным. Правоприменительная инстанция подобную точку зрения не поддержала, признав, что обстоятельств, свидетельствовавших о сознательном уклонении предпринимателя от заключения контрактов в данном случае, выявлено не было, в связи с чем решение антимонопольного органа о включении сведений о предпринимателе в реестр недобросовестных поставщиков являлось незаконным . Аналогичное решение было принято и относительно несоблюдения требований в отношении гаранта, выдавшего банковскую гарантию .
———————————
Постановление ФАС Московского округа от 31 января 2013 г. по делу № А40-44067/12-72-284 // СПС «КонсультантПлюс».
Постановление ФАС Московского округа от 26 апреля 2013 г. по делу № А40-87924/12-120-854 // СПС «КонсультантПлюс».
Судебная инстанция, безусловно, следовала непосредственному, буквальному толкованию закона, однако представляется, что в подобных ситуациях к иным лицам, по сути, участвующим в отношениях, связанных с закупками для государственных и муниципальным нужд, также должны предъявляться те же требования, что и к поставщикам.
Во-вторых, общий подход, выработанный практикой ФАС, в частности, направлен на установление факта непредставления победившим в размещении заказа участником подписанного со своей стороны государственного или муниципального контракта. Мотивы отказа уклоняющегося участника контролирующим органом не учитываются .
———————————
См.: Мунтян Л.Б., Романова Н.В. О практике рассмотрения ФАС СЗО дел, связанных с применением Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», с участием антимонопольных органов (за период с 2008 по октябрь 2011 года) // Арбитражные споры. 2012. № 2.
Однако неисполнение договорных обязательств может возникнуть и по основаниям, не зависящим от воли сторон. Так, поскольку после направления для подписания проекта контракта участник направил оператору электронной площадки протокол разногласий, в котором просил заменить ряд позиций оборудования в связи с приостановкой производства, а подписанный проект контракта оператору электронной площадки в установленный срок направлен не был, суд счел, что подписанный проект контракта не был направлен участником без уважительных причин, в связи с чем он был признан уклонившимся от заключения контракта, а сведения о нем были включены в реестр недобросовестных поставщиков . Представляется, что в данном случае действия поставщика не носили недобросовестный характер: очевидность неисполнения контракта была заблаговременно выявлена им еще на стадии подписания договора, а также предприняты попытки разрешения сложившейся ситуации. Указанное, безусловно, свидетельствует об активных действиях поставщика, направленных на предотвращение возникновения юридического конфликта, в связи с возникшими объективными обстоятельствами, но никак не об уклонении от заключения договора.
———————————
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 4 февраля 2013 г. по делу № А29-3777/2012 // СПС «КонсультантПлюс».
Кроме того, судебная инстанция по другому спору приняла решение об отмене постановления о признании конкретного поставщика недобросовестным, поскольку ФАС «не принял во внимание активные действия общества, направленные на заключение контракта, а не уклонение от его заключения» . Таким образом, данная категория на практике опять приняла оценочное звучание.
———————————
Постановление ФАС Московского округа от 12 февраля 2013 г. по делу № А40-57684/12-139-546 // СПС «КонсультантПлюс».
Подобное автоматическое включение организаций, уклонившихся от заключения контракта, в реестр недобросовестных поставщиков без указания причины отнесения их к таковым и без установления степени их вины как минимум трижды становилось поводом для оспаривания такого положения как ограничивающего свободу предпринимательской деятельности. Однако суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы, как не подведомственной его юрисдикции .
———————————
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Ремстройресурс» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 19 и частью 11 статьи 41.12 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» см.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2012 г. № 2141-О // СПС «КонсультантПлюс»; Определение Конституционного Суда РФ от 24 сентября 2012 г. № 1807-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «Научно-производственное объединение «Сенсор» на нарушение конституционных прав и свобод частью 5 статьи 9 и частью 2 статьи 19 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» // СПС «КонсультантПлюс».
Впрочем, при отмене принятого ФАС решения лицо, внесенное в подобный реестр, вправе требовать в судебном порядке возмещение упущенной выгоды и вреда, причиненного деловой репутации .
———————————
См., напр.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 4 апреля 2013 г. по делу № А79-10866/2011 // СПС «КонсультантПлюс».
Не менее интересным является и определение сущности добросовестности в том же ФЗ-44. Согласно вновь принятым положениям об антидемпинговых мерах в процессе заключения рассматриваемых контрактов, «добросовестность», по сути, становится дополнительным признаком при выборе контрагента .
———————————
См.: Косарев К.В. Некоторые проблемы Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» // Право и экономика. 2013. № 7.
Точно так же, с помощью закрытой формулировки, ФЗ-44 очерчивает круг оснований для признания лица добросовестным. Информацией, которая относится к информации, подтверждающей добросовестность участника закупки, т.е. информации, предоставление которой может являться условием заключения контракта с участником закупки, предложившим цену контракта, которая на 25 и более процентов ниже начальной (максимальной) цены контракта, если начальная (максимальная) цена контракта составляет 15 млн. руб. и менее, признается информация, содержащаяся в реестре контрактов и подтверждающая исполнение участником закупки в течение не менее чем одного года до даты подачи заявки на участие в конкурсе или аукционе: трех контрактов без применения к такому участнику неустоек, либо четырех и более контрактов, когда не менее чем 75% контрактов должно быть исполнено без применения к такому участнику неустоек (штрафов, пеней).
При анализе данных законодательных положений бросается в глаза тот факт, что термин «добросовестность» значительно уточняется в противовес категории «недобросовестность»: появляется некоторая процентная составляющая, которая допускает нарушение контрагентом заказчика определенных взятых на себя обязательств, однако не влекущих признания подобного контрагента недобросовестным без всякого на то основания.
Проведенный анализ положений о категории «недобросовестность» и смежном с ним термине «добросовестность» в законодательстве о размещении заказов на поставку товаров, выполнении работ, оказании услуг для государственных и муниципальных нужд позволяет сделать вывод о более узкой трактовке данной дефиниции по сравнению с общеправовым пониманием и придании ей закрытого, не позволяющего расширительного трактования смысла. Подобное законодательное решение привело к возникновению на практике целого ряда проблем, наличие которых способно негативным образом отразиться на положении дел в исследуемой отрасли, и было продублировано вновь вступившим основополагающим актом в этой сфере. В первую очередь отрицательным следует считать придание изначально оценочному термину закрытого характера, что приводит к отрицанию самой сущности рассматриваемого понятия с точки зрения добросовестности как общеправового принципа имущественных правоотношений.
Литература
1. Белов В.А. К вопросу о недобросовестности налогоплательщика: критический анализ правоприменительной практики. М.: Волтерс Клувер, 2006. 96 с.
2. Бадмаев Б.Г. Генезис правового регулирования недобросовестной конкуренции // Финансовое право. 2009. № 10.
3. Вердиян Г.В. Добросовестность в системе принципов гражданского права и основных начал гражданского законодательства // Российская юстиция. 2012. № 11.
4. Гаджиев Г.А. Конституционные принципы добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективными правами // Государство и право. 2002. № 7.
5. Гончарова Ю.В. Определение добросовестности экспортеров при подтверждении ставки 0% по НДС // Финансовое право. 2008. № 6.
6. Карасева (Сенцова) М.В. Гражданско-правовая детерминация налогового права: некоторые теоретические подходы // Финансовое право. 2012. № 12.
7. Кашанина Т.В. Роль оценочных понятий в правовом регулировании применения советского права: Сб. уч. трудов. Свердловск, 1974. Вып. 30.
8. Коваль А.В. К вопросу о правовом регулировании размещения заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2010. № 2.
9. Косарев К.В. Некоторые проблемы Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» // Право и экономика. 2013. № 7.
10. Кривошеев И.А. Злоупотребление в налоговом праве и соотношение с понятием недобросовестности // Финансовое право. 2010. № 2.
11. Месропян Ю.Г. К вопросу о соотношении принципа добросовестности и злоупотребления правом в налоговой сфере // Финансовое право. 2008. № 5.
12. Мунтян Л.Б., Томанова Н.В. О практике рассмотрения ФАС СЗО дел, связанных с применением Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», с участием антимонопольных органов (за период с 2008 года по октябрь 2011 года) // Арбитражные споры. 2012. № 2.
13. Папкова О.А. Усмотрение суда. М.: Статут, 2005. 413 с.
14. Пилипенко А.А. Категория «добросовестность» в налогово-правовой сфере: научные и прикладные подходы // Финансовое право. 2012. № 5. С. 26 — 29.
15. Попов Д.И., Касаткина Н.В. Способы защиты прав добросовестного налогоплательщика в арбитражном суде // Финансовое право. 2005. № 7.
16. Рябов А.А. Гражданско-правовые основы изменения квалификации сделок в налоговом праве // Цивилист. 2012. № 2. С. 30 — 40.
17. Самойлов Е.Ю. Добросовестность как предпосылка защиты приобретателя в гражданском обороте // Вестник гражданского права. 2009. № 3.
18. Саттарова Н.А. Современные аспекты межотраслевых связей финансового права // Финансовое право. 2012. № 5.
19. Татарников А.В. Принципы разумности и добросовестности в гражданском праве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.
20. Чекалов С.С. Причинность взаимодействия налогового и гражданского права // Финансовое право. 2012. № 12.
Мусабирова Д.А. Категория «недобросовестность» в законодательстве о размещении заказов на поставку товаров, выполнении работ, оказании услуг для государственных и муниципальных нужд // Финансовое право. 2014. № 5. С. 3 — 8.


   


Запись на обучение

Вступление в Торгово — промышленную палату Краснодарского края
14.07.2014 ООО «Бартон» подала заявку на членство в…

Начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп»
23.06.2014 начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп» -…

Начато тендерное сопровождение мебельной компании «Дельта»
30.04.2014 начато тендерное сопровождение мебельной…

Все новости



Отзыв Соколовской Оксаны Евгеньевны
Спасибо за очное обучение по учебным программам…

Отзыв Агаревской Елены Юрьевны
Спасибо, очень понравилось обучение в вашем учебном…

Отзыв Коптяевой Марины Александровны
Спасибо за дистанционное обучение по образовательной…

Все отзывы

Мы Вам перезвоним


  1. В какое время? (в рабочие дни с 9.00 до 18.30)










    Защита от спама, если вы человек - выберите эту опцию.