http://barton.ru/
Обучение навыкам организации и участия в закупках (тендерах). Очное, корпоративное в Краснодаре, Сочи, Краснодарском крае и Республике Крым, дистанционное по всей стране. Сопровождение в закупках по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Выдача электронной подписи. Аккредитация на электронных торговых площадках.
8 (861) 292 77 04

8 (978) 071 69 85

tender@barton.ru

Обучение Заказчиков

по 44-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

по 223-ФЗ

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Обучение Поставщиков

в Краснодаре

в Сочи

в Крыму

Дистанционное обучение

по 44-ФЗ

по 223-ФЗ


Услуги

Банковский депозит. Взыскание неполученных процентов в качестве упущенной выгоды



«Финансовая газета», 2014, № 45
БАНКОВСКИЙ ДЕПОЗИТ. ВЗЫСКАНИЕ НЕПОЛУЧЕННЫХ ПРОЦЕНТОВ
В КАЧЕСТВЕ УПУЩЕННОЙ ВЫГОДЫ
В соответствии со ст. 15 ГК РФ для взыскания упущенной выгоды кредитор, равно как и для взыскания убытков в форме реального ущерба, должен доказать факт и размер убытков, наличие вины ответчика в их причинении и прямую причинно-следственную связь между убытками и противоправным поведением ответчика. При этом указанные элементы должны присутствовать в совокупности, отсутствие хотя бы одного из них исключает возможность удовлетворения иска о взыскании упущенной выгоды.
По иску о взыскании упущенной выгоды истец также должен доказать, что ее возникновение является прямым следствием именно противоправного поведения ответчика и отсутствуют иные обстоятельства, повлиявшие на причинение убытков (например, действия третьих лиц). Если в числе причин неполучения прибыли имеются и другие обстоятельства, за которые ответчик не отвечает, то на него не может быть возложена ответственность за убытки.
Допущенные ответчиком нарушения, таким образом, должны являться единственным препятствием, которое не позволило истцу извлечь выгоду, при этом возможность получения прибыли существовала реально, а не в качестве его субъективного представления (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 03.12.2010 № А70-2556/2010).
Доказывая размер своей упущенной выгоды, истец должен обосновать, в каком объеме он гарантированно получил бы соответствующие доходы, единственной причиной неполучения которых послужило противоправное поведение ответчика.
При рассмотрении искового требования о взыскании упущенной выгоды суд также учитывает процессуальное поведение ответчика, а именно оспаривает ли он факт возникновения упущенной выгоды, ее размер, наличие своей вины и прямой причинно-следственной связи между причинением убытков в виде упущенной выгоды и своим поведением (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.06.2013 № 491/13). Пассивное поведение ответчика, который доводов истца не опровергает, доказательств в материалы дела не представляет, с учетом принципа состязательности судебного процесса, безусловно, будет свидетельствовать в пользу истца.
При доказывании размера своей упущенной выгоды истец может использовать различные методы по своему усмотрению с тем, чтобы можно было понять, о каких именно неполученных доходах и в каком размере идет речь.
Например, истец понес убытки в связи с невыполнением ответчиком обязательств по поставке автоматов с газированной водой, для расчета упущенной выгоды истец использовал методику, которую ответчик разместил на своем сайте для расчета прибыли от автоматов.
Ответчик в своих возражениях на иск ссылался на то, что истец необоснованно рассчитал упущенную выгоду на основе калькулятора прибыли, размещенного на сайте ответчика, поскольку данный инструмент лишь служит цели помочь потенциальным партнерам определить приблизительную прибыль от использования автоматов, однако он не учитывает ряд иных факторов, влияющих на размер дохода (наличие рекламы, опыт работы, расположение мест продаж и др.).
Между тем, отметил суд, не соглашаясь с данным возражением, исходя из принципа диспозитивности порядок расчета упущенной выгоды определяется самим истцом в зависимости от наиболее выгодных для него самого условий, т.е. закон не обязывает его представлять точный расчет упущенного дохода. Использование же истцом для данного расчета той методики, которая предлагалась самим ответчиком на сайте в целях продажи автоматов, само по себе не противоречит ст. ст. 15 и 393 ГК РФ (Постановление ФАС Московского округа от 17.04.2013 № А41-34105/12).
В другом судебном деле в качестве надлежащего доказательства причинения убытков в виде упущенной выгоды, причиненных незаконным изъятием лотерейного оборудования, суд принял представленный истцом отчет о прибылях и убытках. Как указал суд, данный документ является второй обязательной формой, которая входит в состав бухгалтерской отчетности, характеризующей финансовые результаты деятельности за отчетный период (эта форма утверждена Приказом Минфина России от 02.07.2010 № 66 «О формах бухгалтерской отчетности»). За неисполнение истцом обязанности по составлению указанного документа и в случае отражения в нем недостоверных сведений предусмотрена административная ответственность.
Доводы ответчика о том, что сведения, содержащиеся в отчете о прибылях и убытках, нельзя считать достоверными, основаны исключительно на его утверждениях без соответствующих доказательств. Вместе с тем выводы о доказанности того или иного обстоятельства не могут быть основаны только на односторонних утверждениях одной из спорящих сторон без представления доказательств (ст. ст. 9, 65, 71 АПК РФ).
При отсутствии иных доказательств, которые могли бы опровергнуть представленные истцом письменные доказательства, наличии оснований предполагать, что заявленные требования направлены на получение денежных средств не с целью восстановления имущественного положения, а для возможного получения прибыли от сложившейся ситуации суды необоснованно посчитали, что заявленный размер убытков не доказан (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.03.2012 № А46-8527/2011).
Помимо расчета неполученного дохода истец также должен посчитать свои необходимые затраты, которые он бы понес при извлечении дохода, поскольку деятельность, направленная на получение дохода, всегда сопряжена с определенными затратами. Согласно п. 4 ст. 393 ГК РФ при определении упущенной выгоды учитываются принятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.
Так, суд признал наличие причинно-следственной связи между досрочным расторжением в судебном порядке агентского договора на прием и обслуживание платежей и возникновением у агента убытков в связи с неполучением дохода в виде агентского вознаграждения. Оценивая представленный истцом расчет упущенной выгоды с учетом среднемесячного дохода, суд принял во внимание ежедневные отчеты по инкассации терминалов, реестр сумм принятых платежей по данным отчетов об инкассации, акты об услугах и отчеты агента, платежные поручения.
Среднемесячный доход истец определил путем вычитания из расчетной суммы вознаграждения стоимости услуг по обслуживанию терминалов. Между тем суд с учетом разъяснения, содержащегося в п. 11 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ», о том, что размер упущенной выгоды должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено, отметил следующее.
С целью поддержания постоянной исправной работы платежных терминалов истец также бы нес расходы на приобретение и установку термоленты, фискальной памяти и иные необходимые затраты, поэтому на их совокупную величину должен быть уменьшен размер заявленной к взысканию упущенной выгоды (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.05.2012 № А33-8661/2011).
Аналогичным образом суд посчитал необходимым снизить размер упущенной выгоды, заявленной истцом в связи с неполучением им дохода от реализации молока, чего бы не случилось, если бы ответчик исполнял свои обязательства по договору поставки, на стоимость части молока, которая была использована истцом на выпойку молодняка и не подлежала реализации (Постановление ФАС Московского округа от 28.11.2012 № А40-18251/12-76-181).
При определении размера упущенной выгоды должны учитываться данные, которые бесспорно подтверждают реальную возможность извлечения истцом выгоды. Истец может представить в материалы дела отчет об оценке или экспертное заключение в подтверждение размера своей упущенной выгоды, однако при этом с него не снимается обязанность доказать, что он действительно мог бы извлечь такой доход.
Так, например, если в обоснование упущенной выгоды истец ссылается на то, что он мог бы сдавать свое имущество в аренду и извлекать от этого доход, но не получил его по вине ответчика, он должен доказать, что предпринимал меры по заключению договора аренды (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 23.09.2013 № Ф03-4159/2013).
Расчет упущенной выгоды всегда будет приблизительным, поскольку исчисляется упущенная выгода, однако он должен быть достоверным и максимально приближен к действительности. Неполученные доходы, о которых заявляет истец, должны носить реальный, а не вероятностный характер (Постановление ФАС Поволжского округа от 15.02.2013 № А65-11480/2012), при этом истец должен обосновать неизбежность их получения, если бы только ответчик не нарушил его право (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.10.2011 № А70-12404/2010).
Наиболее показательно в этом отношении дело, бывшее предметом рассмотрения ФАС Московского округа. Истец из-за отказа ответчика выкупить принадлежащие ему акции при наличии для этого оснований не смог разместить вырученные от продажи денежные средства в банковском депозите и извлечь доход в виде процентов по нему.
Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска, отклонил довод о том, что если бы денежные средства, составляющие стоимость акций, были получены истицей ранее, то они были бы размещены на депозитах и приносили бы дополнительный доход, отметив, что этот довод носит предположительный характер, поскольку денежные средства могут использоваться по любому назначению, а судебный акт о взыскании в пользу истца упущенной выгоды не может быть основан на одних только предположениях.
Истицей не были даны доказательства того, что денежные средства неизбежно и в любом случае подлежали размещению на депозитах, представленные истицей договоры банковского вклада свидетельствуют только о том, что она вкладывала собственные денежные средства в указанные банки, и могут быть подтверждением лишь существования в определенный период времени процентных ставок по депозитам в банках, но не гарантированной возможности получения денежных средств; заключение такого договора является правом, а не обязанностью истицы. При этом, отметил суд, установленные законом проценты, рассчитанные в соответствии со ст. 395 ГК РФ, уже взысканы и получены истицей, на иных предположениях истицы судебный акт основан быть не может.
Суд апелляционной инстанции, поддерживая выводы суда первой инстанции, дополнительно отметил, что намерение истицы разместить подлежащие выплате ответчиком средства на депозитах на определенный срок и по определенной процентной ставке должно подтверждаться письменными обращениями истца в банк в связи с наступлением даты (с которой истец производит расчет) возникновения обязательств общества по выплате стоимости доли, однако доказательств того, что истицей приняты меры для размещения этих средств именно на депозитах, а не использования в иных целях, не представлено.
Доводы о теоретической возможности такого размещения не являются доказательством упущенной истцом выгоды по вине ответчика. Такими доказательствами не являются и наличие договоров в отношении иных сумм, а также факт последующего размещения аналогичной суммы средств на депозитах.
Истица могла подтвердить реальность своих намерений соответствующими фактическими действиями, направленными на заключение депозитных договоров именно в заявленный период. Истица не представила доказательства того, что денежные средства неизбежно и в любом случае подлежали размещению на депозитах, не доказала факт того, что денежные средства могли быть и были бы размещены именно на депозитах определенного банка и под определенную ставку, а не в ином банке, с другими процентными ставками. Заключение такого договора является правом, а не обязанностью истицы.
Однако иную позицию занял окружной суд, указав, что специфика правового регулирования публичного договора заключается в том, что коммерческая организация не вправе отказаться от заключения такого договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить работы (ч. 3 ст. 426 ГК РФ), что гарантирует реальную возможность для истицы как физического лица разместить денежные средства под проценты в банковских организациях.
Согласно п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.
Лицо, взыскивающее упущенную выгоду, должно документально подтвердить совершение им конкретных действий, направленных на извлечение доходов, которые не были получены в связи с допущенным должником нарушением.
Убытки представляют собой негативные имущественные последствия, возникающие у лица вследствие нарушения его неимущественного или имущественного права. Реализация такого способа защиты, как возмещение убытков, возможна лишь при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности: совершение причинителем вреда незаконных действий (бездействия); наличие у субъектов гражданского оборота убытков с указанием их размера; наличие причинной связи между неправомерным поведением и возникшими убытками; наличие вины лица, допустившего правонарушение.
Возмещение убытков как мера ответственности носит компенсационный характер и направлено на восстановление правового и имущественного положения потерпевшего лица.
Отказом в правомерном возмещении убытков потерпевшего (кредитора) поддерживается (стимулируется) правонарушающее поведение должника.
Вступившим в законную силу решением суда, имеющим согласно ч. 2 ст. 69 АПК РФ преюдициальное значение для рассмотрения данного дела, был установлен факт незаконного (противоправного) бездействия ответчика по выкупу принадлежащих истице акций, таким образом, наличие вины ответчика подтверждалось имеющимися в материалах дела доказательствами.
Истица предпринимала реальные действия, направленные на получение дохода от денежных средств, которые были получены от выкупленных акций, путем заключения договоров банковского вклада в период с момента их получения. Указанное свидетельствует о намерении истицы также заключить договоры банковского вклада в указанный ею период на наиболее выгодных условиях с учетом действующих банковских ставок за пользование денежными средствами.
Именно в связи с действиями (бездействием) ответчика истица была лишена возможности реализовать намерение разместить денежные средства на банковских депозитах под указанную в исковом заявлении процентную ставку за соответствующий период, что доказывает наличие причинной связи между невыплатой истице стоимости акций и возникшими убытками в виде упущенной выгоды в заявленном размере.
Доказательств завышения суммы убытков, заявленных к взысканию, или несоответствия ставки банковского процента, под которую истица намеревалась разместить денежные средства и которая использовалась истицей при расчете упущенной выгоды, действующим ставкам банковского процента ответчиком не представлено. Таким образом, отметил окружной суд, условия, необходимые для применения меры ответственности к ответчику в виде возмещения убытков (противоправность, убытки, вина, причинная связь), в настоящем деле присутствуют в полном объеме (Постановление ФАС Московского округа от 22.01.2014 № А40-83969/12, Определение ВАС РФ от 05.03.2014 № ВАС-1865/14 об отказе в передаче данного дела для пересмотра в порядке надзора).
Данный судебный прецедент является очень важным в практике разрешения споров, связанных с взысканием упущенной выгоды, поскольку ориентирует участников оборота на добросовестное поведение и ведение предпринимательской деятельности, выполнение своих обязательств. Неправомерное поведение должника не должно стимулироваться отказом в иске о взыскании упущенной выгоды, поскольку нарушения не должны оставаться безнаказанными, никто не вправе извлекать какие-либо преимущества из своего незаконного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). Нарушение требований закона не может быть для должника выгоднее его соблюдения.
В приведенном примере истец представил реальный расчет неполученных доходов, основываясь на объективной информации о ставках банковских процентов по депозиту, доказал реальность своих намерений получить доход, представив в материалы дела соответствующие аргументы (договор банковского вклада, который действовал в юридически значимый период).
В такой ситуации мнения судов первой и апелляционной инстанций о том, что нет достоверных и бесспорных доказательств того, что истица действительно имела намерение извлекать доход в таком размере именно в указанном ею банке и именно на таких условиях, не основан на законе. Истица представила достаточные и веские доказательства, которые в совокупности подтверждали заявленные исковые требования. В этом случае с учетом ст. 65 АПК РФ бремя доказывания обратного, т.е. опровержения ее доводов, суды первой и апелляционной инстанций должны были возложить на ответчика, однако вместо этого применили неоправданно высокий стандарт доказывания к истице, что привело к принятию неверных решений.
Если бы истица не представила суду доказательств осуществления необходимых мер и соответствующих приготовлений для извлечения доходов, а также обращения в банк для открытия депозита, равно как и наличие заключенного с банком договора (ст. ст. 9, 65 АПК РФ), то тогда бы у суда имелись основания для отказа в удовлетворении заявленных требований (Постановление ФАС Центрального округа от 27.02.2014 № А64-2190/2013). Между тем в рассматриваемом случае истица такие доказательства предоставила.
Отметим, что в обоснование размера своей упущенной выгоды истица может представить договор банковского вклада, как заключенный именно в период, когда возникли основания для взыскания упущенной выгоды, так и заключенный ранее, если его условиями предусмотрена возможность пополнения суммы остатка, и истица его действительно пополняла, что свидетельствует о ее намерении извлекать выгоду. Регулярное внесение дополнительных взносов в открытый депозит с учетом принципов добросовестности и разумности свидетельствует о том, что истица действительно могла извлекать такой доход.
При расчете размера упущенной выгоды истец может принять во внимание все причитавшиеся бы в его пользу выплаты банка (например, проценты по депозиту с учетом капитализации, при которой начисленные на сумму вклада проценты причисляются к основной сумме, и в дальнейшем проценты начисляются на всю сумму в целом).
В соответствии со ст. 65 АПК РФ ответчик может представлять доказательства обратного, в частности, заявив и обосновав, что проценты по депозиту истица бы не получила, поскольку, например, в отношении ее велось исполнительное производство о взыскании денежных средств, у нее отсутствовали деньги на счетах, и исполнение было бы произведено за счет средств вклада. Однако данный, а также иные подобные доводы должны подтверждаться конкретными аргументами, поскольку любые доводы и возражения, не подкрепленные доказательствами или веским обоснованием, не имеют доказательственного значения, а строятся на предположениях сторон спора.
Для взыскания упущенной выгоды в виде процентов по вкладу истец обязательно должен представить договор банковского вклада, чтобы суд с позиций ст. 71 АПК РФ смог оценить его содержание и установить основания для удовлетворения иска.
Без такого договора простые доводы истца о том, что он мог бы извлечь доход, даже со ссылками на имеющиеся на рынке банковских депозитов предложения, которые раскрываются в соответствии с требованиями Указания Банка России от 27.02.2014 № 3194-У «О порядке раскрытия кредитными организациями информации о процентных ставках по договорам банковского вклада с физическими лицами», не имеют значения, поскольку основаны на одних только предположениях истца.
При определении размера упущенной выгоды в виде не полученных по депозиту процентов следует принимать во внимание срок действия соответствующего договора с банком. Истец может договор продлевать, соответственно размер его прибыли будет больше, однако такое положение вещей не может длиться до бесконечности. Допущенное ответчиком нарушение не может являться основанием для того, чтобы истец на постоянной основе требовал с него возмещения неполученных процентов по неоднократно продлеваемому договору банковского вклада. Иное противоречит требованиям разумности и добросовестности.
Кроме того, истец должен, будучи осмотрительным, содействовать уменьшению размера своих убытков и не создавать искусственных ситуаций для извлечения необоснованной выгоды. Поэтому в данном случае, на наш взгляд, при расчете размера упущенной выгоды будет разумным принимать во внимание срок действия договора банковского вклада без учета его возможной пролонгации.
Убытки в виде неполученных процентов по вкладу могут быть взысканы также с руководителя организации, если он в нарушение ее интересов досрочно расторг с банком договор, лишив организацию возможности извлекать доход. Если, обосновывая отсутствие своей вины, руководитель ссылается на наличие у него сведений об увеличившихся рисках хранения денежных средств в данном банке и возможность их утраты, он должен представить конкретные доказательства (например, информацию о введенных ограничениях в отношении банка со стороны регулятора и др.). При отсутствии таких доказательств не полученные организацией проценты он должен возместить (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23.03.2012 № А56-53642/2010).
Таким образом, анализ сложившейся в настоящее время судебной практики наглядно показывает, что кредитор, пострадавший от допущенных должником нарушений, может добиться взыскания в свою пользу упущенной выгоды при доказанности факта и размера убытков такого вида, вины ответчика, причинно-следственной связи между убытками и противоправным поведением ответчика, отсутствия иных обстоятельств, которые послужили причиной причинения убытков.
Кредитор должен обосновать, в каком размере он бы смог получить доход, представив соответствующий расчет, уменьшенный на величину его предполагаемых затрат, которые он неминуемо бы понес при извлечении дохода.
Сложность дела о взыскании убытков в форме упущенной выгоды не должна останавливать кредитора, если у него имеются реальные и достаточные основания для получения положительного решения, поскольку всегда следует отстаивать свои интересы и добиваться их реальной защиты. Важный ориентир в этом направлении задала правовая позиция, выработанная в Постановлении Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11, в силу которой объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи, не должна снижать уровень правовой защищенности участников гражданских правоотношений при необоснованном посягательстве на их права.
Суд не вправе полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае величина подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности. Полный отказ в иске нарушает конституционный принцип справедливости и лишает истца возможности восстановить свои нарушенные права.
А.Бычков Начальник юридического отдела ЗАО «ТГК «Салют»
Подписано в печать 03.12.2014
Бычков А. Банковский депозит. Взыскание неполученных процентов в качестве упущенной выгоды // Финансовая газета. 2014. № 45. С. 8 — 9.


   


Запись на обучение

Вступление в Торгово — промышленную палату Краснодарского края
14.07.2014 ООО «Бартон» подала заявку на членство в…

Начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп»
23.06.2014 начато сотрудничество с ООО «ИнитГрупп» -…

Начато тендерное сопровождение мебельной компании «Дельта»
30.04.2014 начато тендерное сопровождение мебельной…

Все новости



Отзыв Соколовской Оксаны Евгеньевны
Спасибо за очное обучение по учебным программам…

Отзыв Агаревской Елены Юрьевны
Спасибо, очень понравилось обучение в вашем учебном…

Отзыв Коптяевой Марины Александровны
Спасибо за дистанционное обучение по образовательной…

Все отзывы

Мы Вам перезвоним


  1. В какое время? (в рабочие дни с 9.00 до 18.30)










    Защита от спама, если вы человек - выберите эту опцию.